Сергей Маркедонов поделился своим видением развития взаимоотношений Азербайджана со странами Запада

storage-newsimage-68226da959a694fdac5083e70594c57aВласти Азербайджана выступили с серией жестких заявлений в отношении Европейского союза. МИД республики отменил визит делегации Еврокомиссии в Баку. Под угрозой переговоры о стратегическом партнерстве. Непосредственной причиной для этих решений стала резолюция Европарламента, содержащая критические оценки положения с правами человека в Азербайджане.

Баку между Брюсселем и Москвой

Официальный Баку традиционно лавирует между различными центрами силы, сохраняя в равновесии контакты с Россией и Западом, Израилем и Палестиной, а в последнее время сделал немало для нормализации двусторонних отношений с Ираном.

В первый сентябрьский день азербайджанскую столицу посетил глава МИД РФ Сергей Лавров. Дипломатический вояж высокопоставленного российского чиновника актуализировал дискуссию о возможном присоединении Азербайджана к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) и растущей заинтересованности Баку к роли России в нагорно-карабахском урегулировании. При этом, по справедливому замечанию известного немецкого политолога Сабины Фишер,  «роль Европейского Союза в урегулировании этого конфликта очень мала». Фактически Франция в формате Минской группы ОБСЕ является своеобразным полпредом «единой Европы».

Но означают ли нынешние разночтения между Евросоюзом и Азербайджаном разворот прикаспийской республики в сторону Москвы? Вопрос отнюдь не праздный, потому что, скорее всего, в отношениях между Баку и Брюсселем возникнут новые противоречия.

Не за горами парламентские выборы в АР (они состоятся 1 ноября). Однако уже сегодня эксперты и правозащитники из европейских стран критикуют азербайджанские власти за отсутствие конкуренции и административное давление на оппозицию. Буквально через день после голосования в Европарламенте Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ приняло решение отменить работу своей мониторинговой миссии в ходе народного волеизъявления в Азербайджане. На этом фоне трудно ожидать комплиментов из уст представителей Европейского союза.

Иное дело Москва. Россия рассматривает нынешнюю светскую власть в Баку, как предсказуемого и надежного партнера, особенно на фоне растущей активности со стороны так называемого «Исламского государства» (ИГИЛ). Любое вмешательство в выборный процесс извне Кремль рассматривает, как покушение на суверенитет и видит в нем призрак очередной «цветной революции». В этой связи нетрудно спрогнозировать, что российские власти, скорее всего, признают итоги ноябрьских выборов в Азербайджане легитимными, как делали это пять  и десять лет назад.

Между тем, при всех вышеописанных исходных данных делать выводы о скором внешнеполитическом развороте Баку преждевременно. Для такой экспертной осторожности существует несколько причин.

Во-первых, отношения между Азербайджаном и ЕС существенно отличаются от аналогичных историй между Грузией, Молдовой, Украиной и Брюсселем. Прикаспийская республика никогда не рассматривала европейское направление, как идефикс своей внешней политики. Буквально за несколько дней до саммита Евросоюза и стран «Восточного партнерства» (одной из которых является и Азербайджан) в Вильнюсе в ноябре 2013 года заместитель руководителя администрации азербайджанского президента Новруз Мамедов заявил, что его страна не намерена вступать в ассоциативные отношения с ЕС. По словам высокопоставленного чиновника, официальный Баку устроил бы иной формат отношений, более адекватно отвечающий азербайджанским национальным интересам.

Позиция Азербайджана не претерпела принципиальных изменений и к моменту проведения  Рижского саммита в мае нынешнего года. Интерес со стороны Баку более чем очевиден. Он касается партнерства в сфере энергетики, которое не дополнялось бы активным «демократическим наставничеством» европейцев. Внутри самого Евросоюза некоторые страны, в особенности представители государств Восточной Европы, готовы к такому формату отношений, поскольку он помогает, как им кажется, минимизировать российский нефтегазовый монополизм.

«Геополитический плюрализм» США на Кавказе

И отсюда следует, во-вторых. Модель активного вовлечения Азербайджана в западные проекты соответствует интересам такого стратегического партнера ЕС, как США. Как следствие, возникновение подхода «нефть в обмен на демократию». Президент американского Фонда Джеймстаун Глен Ховард (являющий одним из наиболее жестких и последовательных критиков российской внешней политики) несколько лет назад откровенно заявил, что наличие у Азербайджана значительных запасов углеводородов на Каспии «заставляет Вашингтон игнорировать некоторые моменты» внутриполитической жизни этой страны. Склонные к политической корректности дипломаты  определяют взаимодействие США (и Запада в целом) с Баку, как «энергетический противовес» Москве. По словам эксперта вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Джеффри Манкоффа, «в зависимости от развития мировых энергетических рынков в ближайшее десятилетие или около того значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль. Но США все же будет поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ, как средство для обеспечения «геополитического плюрализма».

Думается, что пока спрос на такой «плюрализм» будет существовать, Баку может не слишком тревожиться по поводу полного разлада с Западом. И Вашингтон, и страны «новой Европы» (в особенности Польша и прибалтийские республики) будут стараться, чтобы Азербайджан не ушел в объятия Москвы. И критика властей в Баку, скорее всего, будет дозированной. Забыть про «демократические ценности» азербайджанской элите, конечно, не дадут. Но и излишне передавливать, наверное, не будут.

Тем паче, что аналогичные примеры уже имели место. Взять хотя бы президентскую кампанию 2013 года. Тогда звучали обвинения в адрес официального Баку в авторитарных поползновениях. Были и жесткие отповеди со стороны азербайджанских политиков и дипломатов, включая главу президентской администрации. Однако до санкций или причисления прикаспийской республики к числу «стран-изгоев» дело не дошло.

Наверное, существенные поправки в сценарий отношений между Баку и Западом мог бы внести прорыв в отношениях Вашингтона и Тегерана. Но данный вопрос имеет отнюдь не только «ядерную повестку», а без компромисса по широкому спектру ближневосточных вопросов (от Сирии до Йемена) выход Ирана на европейский энергорынок, как минимум, проблема дискуссионная. К слову сказать, стоило бы подождать более веских аргументов со стороны Еврокомиссии, имеющей в отличие от Европарламента большее влияние на текущую политическую и социально-экономическую динамику.

В-третьих, было бы несправедливо сводить азербайджанскую внешнеполитическую повестку дня к соревнованиям больших игроков вокруг прикаспийской республики. Сам официальный Баку не заинтересован в «окончательном выборе» между разными центрами силы. Разве что иных альтернатив у него не останется.

Качнуться полностью в сторону Москвы не позволяет восприятие нагорно-карабахского конфликта и стратегической кооперации РФ с Арменией. Азербайджанские власти хотели бы изменить нынешний статус-кво в свою пользу, тогда как Москва считает приоритетом только те трансформации, которые бы не повредил ее позициям в Закавказье. То есть не реванш и не возобновление конфликта, а дипломатический компромисс при ее решающем участии. Отсюда и запрос на противовес России в виде отношений с Западом (энергетика в этих действиях выполняет функцию эффективного инструмента). Ведь в противном случае пришлось бы фактически ввериться Москве.

Таким образом, разлад между Баку и Брюсселем может иметь довольно серьезные последствия. Но пределы этих расхождений ограничены многими факторами.

Конечно, Запад может проявить по отношению к Азербайджану «принципиальность» того плана, которую он ранее демонстрировал на Ближнем Востоке. Но, скорее всего, нежелание усиливать позиции Москвы в Закавказье заставят и ЕС, и США (которые имеют ресурс влияния на европейцев) закрывать глаза на различные отступления азербайджанских властей от демократических и правозащитных канонов. Плюрализм будет, но только геополитический, а не внутренний.

Автор — Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Азербайджан

Источник — Sputnik Азербайджан  

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Сергей Маркедонов поделился своим видением развития взаимоотношений Азербайджана со странами Запада"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.