Ближний Восток – Гордиев узел

Наиболее острое внимание СМИ и общественности в последние несколько дней было приковано к ситуации в Сирии. В первую очередь, это связано с серией противоречивых сообщений , касающихся появления в этом государстве российских войск. Ранее мы пытались проанализировать, при каких условиях и в каком формате участие ВС РФ в этом ближневосточном конфликте возможно, однако в настоящий момент российские власти заявляют о том, что армия России участия в противостоянии не принимает, оказывая правительству Асада лишь поддержку разведывательного и консультативного характера, а также обеспечивая логистические потоки с вооружением и техники из России в сирийские порты. Что касается правительственной Сирийской арабской армии, то в её действиях впервые после начала весенне-летней кампании ясно обозначился перелом – в конце августа и начале сентября лояльные Асаду войска перешли от прикрытия транссирийских автодорог, центральных и приграничных областей, слабозаселённых областей страны, откуда летом этого года они были выбиты отрядами ИГИЛ, к тактике глубокоэшелонированной обороны наиболее густо заселённых центров на Западе и Юго-Западе Сирии.

Здесь к 20-м числам августа наступление боевиков удалось задержать. Наиболее критической была ситуация в стратегически важной провинции Латакия, имеющей обширный выход к морю и располагающей крупнейшим в Сирии портом. Боевики “Аль-Нусра” – радикальной исламистской организации, близкой к ИГИЛ и являющейся филиалом “Аль-Каиды” – вошли в ряд прибрежных населённых пунктов Латакии, захватили несколько военных объектов и жилых кварталов в одноимённом портовом городе. Казалось, провинция обречена, однако вскоре сирийские правительственные силы перешли в контрнаступление и выбили исламистов из занимаемых ими населённых пунктов. Сейчас наступление в Латакии продолжается, сирийские военные на удивление оперативно и точно подавили огневые точки и узлы сопротивления боевиков в течение 10 дней ( на зачистку пропорциональных территорий в провинции Хомс в 2012-13 гг. ушло более года ) и раздробили группировку исламистов на несколько изолированных отрядов, заблокированных в труднодоступных холмистых районах и небольших населённых пунктах, которые сейчас зачищаются от боевиков. В интервью русскоязычному агентству ANNA 5 сентября мэр Латакии заявил, что в города провинции возвращается мирная жизнь. Неожиданный успех отступавшей почти 5 месяцев сирийской армии породил многочисленные слухи о её поддержке со стороны иностранных государств. Известно, что в июле этого года Иран перебросил на подконтрольные Асаду территории Сирии ещё несколько тысяч бойцов отрядов Стражей Исламской революции, правда, сражаются они, в основном, в районе Дамаска, где были убиты 35 иранских военных. С лёгкой руки известного своими информационными “утками” и сатирическими репортажами израильского агентства 31 августа появилась информация о появлении в Сирии российской ударной авиацией. Ряд СМИ в России и на Западе “подхватили” информационный повод и сообщили о переброске российских войск и техники в Сирию, ожидаемо не предоставив убедительных доказательств. При этом очевидна интенсификация российской поддержки сирийских властей – на видеозаписи, датируемой 24 августа отчётливо виден новейший российский бронетранспортёр БТР-82А, участвующий в боях на территории Латакии. В начале сентября через пролив Босфор прошёл большой десантный корабль Черноморского флота России “Николай Фильченков”, на борту которого находилось несколько армейских грузовиков “КамАЗ” и накрытых тентом бронетранспортёров. Накануне Босфор преодолели ещё два российских БДК 775 проекта. Как и осенью 2013 года их целью был портовый город Тартус с российской военно-морской базой. Но наиболее дискуссионной и в то же время острой новостью стала публикация исламистами размытых фотографий, на которых видны якобы боевые самолёты семейства “Сухого” ( Су-27, Су-30 или Су-34 ) и российские беспилотные аппараты “Пчела”. Стоит отметить 19.09.15 нечёткость фотографий и невозможность верификации их географической привязки ( боевики заявили, что снимки сделаны в Латакии ). Итак, с уверенностью говорить можно лишь о поставках в Сирию российского вооружения, которое вкупе с консультациями российских советников, безусловно, помогло правительственным войсками нивелировать угрозу захвата Латакии и всего морского побережья Сирии и сохранить логистическую линию так называемого “Сирийского экспресса”. Даже в отсутствие доказательств участия в войне российских сил можно говорить о последовательном и набирающем обороты вмешательстве России в сирийский кризис с целью защиты своих интересов. Интересной особенностью этого процесса является молчаливое согласие США и их союзников, которые, видимо, осознают невозможность противостоять ИГИЛ лишь теми способами, которые Коалиция использует с осени 2014 года. Примечательно также недавнее заключение Египтом контракта с Россией на поставку новейших вооружений, включая боевые вертолёты КА-52, а также заявление египетского военного кабинета о солидарности со странами Ближнего Востока в борьбе с ИГИЛ. Таким образом, видно формирование своеобразной “оси” светских режимов, борющихся с исламизмом и опирающихся на поддержку России, в составе Египта, Ливана ( Хезбола ), Сирии, Ирака и Ирана. Позиция Турции, Израиля и ряда других ближневосточных стран в вопросах противостояния терроризму пусть и не однозначно лояльна к этой “оси”, но, во всяком случае, сочувственна, хотя разногласия и специфика политических целей ( например, Турция не исключает временного альянса с ИГИЛ против поднимающих голову курдов ) не оставляют надежды на общеближневосточный союз против исламизма. Сложно рассчитывать и на Коалицию США и их союзников, наносящих такие воздушные удары по ИГИЛ, которые в сравнении с воздушным наступлением на Ирак в 1991 году или на Ливию в 2011 году кажутся смешными, но при этом умудряются нести потери ( с осени 2014 года в Сирии и Ираке погибли 10 только американских военнослужащих и сбиты четыре подтверждённых самолёта ). А в нескольких тысячах километров от сирийско-иракского фронта продолжается интервенция сухопутных и военно-воздушных сил Арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, в Йемен. Главную роль в сухопутной операции, по-прежнему, играют вооружённые силы Объединённых Арабских Эмиратов. В этой горячей точке мира наиболее заметным событием этой недели стал осуществлённый несколько часов назад удар по передовому лагерю армии ОАЭ в йеменской провинции Мариб. Взрыв прогремел на полевой базе, где в последние несколько дней происходила концентрация живой силы и техники ОАЭ и лояльных коалиции йеменских инсургентов. Попадание ракеты ( предположительно, ОТРК “Точка” ) пришлось на склад боеприпасов, в результате взрыва погибли десятки солдат ВС ОАЭ и местных боевиков, уничтожены, предположительно, десятки единиц техники, включая БМП-3 и танки “Леклерк” ( если это так, то перед нами первый случай уничтожения этого французского танка в ходе военных действий ). Этот тяжёлый удар свидетельствует, во-первых, о сохранении боеспособности противников Коалиции; во-вторых, о сохранении альянса хуситов и йеменских военных ( пуск оперативно-тактической ракеты с такой точностью могли осуществить только профессиональные военнослужащие ); в-третьих ( и это особо показательно ), о вопиющем непрофессионализме армии ОАЭ в вопросах противоракетной обороны. Особенно вопиющим образом постигшая ВС Эмиратов трагедия проявляется на фоне недавних кадров из Йемена, на которых видны новейшие российские ЗРПК “Панцирь-С”, способные перехватывать относительно устаревшие ракеты комплекса”Точка”, но не сделавшие это. Кроме того, армия главного участника Коалиции – Саудовской Аравии – до сих пор скована приграничными боями с хуситами, несёт потери, не может восстановить контроль над провинцией Наджран и тем более, массированно наступать в глубь Йемена к столице Сане. Таким образом, без уже однозначно несостоявшегося участия армий Египта и Пакистана сухопутная операция в Йемене может затянуться на неопределённый срок, что грозит её субъектам новыми потерями и ростом социального недовольства. Определённо, Иран поддерживает хуситов, однако в ближайшее время объёмы его помощи с захватом коалицией порта Аден могут существенно сократиться. Тем не менее, поставки всё ещё идут по не вполне понятным каналам ( возможно, на торговых судах под китайскими флагами, агрессия против которых чревата для Коалиции противостоянием с Поднебесной ). Резюмируя ситуацию в Йемене, можно сказать, что на ближайшие несколько месяцев он станет ареной , на которой определится судьба большого Ближнего Востока – а именно, судьба гегемонии нефтяных монархий на Аравийском полуострове и во всём суннитском мире. Эти несколько месяцев, скорее всего, будут использованы Сирией и её явными и скрытыми союзниками для перелома борьбы с исламистами на северном “фасе” Большого Ближнего Востока, чтобы в более-менее выигрышном положении встретить итог йеменского противостояния, не сулящего для исламского мира ничего хорошего. На периферии идущей войны по “левому флангу” сражается Египет, отражающий, подобно бастиону Северной Африки, поползновения боевиков-исламистов на Синайском полуострове. У пришедшего к власти в результате свержения режима”Братьев-мусульман” военного кабинета есть все шансы отстоять свою страну на Востоке. На Западе же конвульсирует убитое в 2011 году Ливийское государство, раздираемое многочисленными группировками – наследниками некогда единого фронта борьбы с Каддафи. Под шумок противостояния Национального конгресса и других квази-политических объединений силу набирают присягнувшие ИГИЛ группировки, воюющие на севере бывшей страны за нефтеносные и портовые провинции, откуда мирное население массово бежит в Европу. “Метастазы” ливийской катастрофы расползаются по всей Северной Африке с её молодыми и неустойчивыми светскими режимами, грозя соединиться с отдалённой Нигерией, где свирепствуют исламисты из “Боко Харам” и идёт ожесточённая борьба мусульман с христианами, катализируемая сепаратизмом населения дельты реки Нигер. Восточный фланг борьбы с ИГИЛПакистан и Афганистан, откуда экспансия “Халифата” угрожает Средней Азии, а далее подбрюшью России и мусульманскому Западному Китаю, вынуждая эти страны оперативно принимать меры по самозащите. На сегодняшний день в Северной Африке и на Ближнем Востоке есть только три крупных “бастиона” борьбы с ИГИЛ – на Востоке это Иран, отделяющий Пакистан от Ирака; В Центре – конгломерат углеводородных монархий с сильными авторитарными режимами, на Западе – группа государств Магриба от Ливии до Нигерии и Египет. От продолжительности сопротивляемости этих стран зависит будущее всего квази-региона, так как с их падением разрозненные силы ИГИЛ de facto отреставрируют вожделенный халифат. Главная проблема – в непримиримых противоречиях Ирана и Саудовской Аравии, не позволяющих им объединиться против радикалов и даже вынуждающих их поддерживать ( в Йемене и Сирии Саудовская Аравия явно симпатизирует “Исламскому государству”, Иран поддерживает ввергающих Саудовскую Аравию в хаос хуситов ). А пространства для манёвра остаётся всё меньше.

Автор — Михаил Шматов

Источник — military-informant.com

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Ближний Восток – Гордиев узел"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.