На Дальних Берегах — Россия может применить к Сирии сценарий «гибридной войны»

Появившиеся в начале сентября слухи о том, что Россия направляет в Сирию боевую авиацию для борьбы с боевиками ИГ, вряд ли были просто безосновательной выдумкой не слишком ответственных журналистов. Как говорят в таких случаях, дыма без огня не бывает. Понятно, что вброс израильского англоязычного портала Ynetnews «со ссылкой на дипломатические источники» призван прозондировать реакцию реципиентов на разных уровнях и с разных сторон. Для этого созданы идеальные условия — предположения о том, что может происходить на территории раздираемого в клочья ближневосточного государства, очень трудно проверить на достоверность.

Так, по данным израильских СМИ, военные и авиатехника РФ уже находятся на одной из контролируемых правительством Башара Асада авиабаз в окрестностях Дамаска, и в ближайшее время число российских экспедиционных сил в Сирии может достичь нескольких тысяч человек: советников, инструкторов, тыловиков, зенитчиков и пилотов. Косвенно наличие российских военных (инструкторов и военных советников) в Сирии подтвердил источник «Ленты.ру», опять-таки «близкий к силовым структурам Израиля». Дальше — больше. Джихадистская суннитская группировка «Джабхат ан-Нусра», связанная с «Аль-Каидой», распространила в Интернете фотографии якобы российских истребителей в небе над Сирией, к западу от города Идлиб. На снимках изображение размыто, однако некоему блогеру Green lemon, в аккаунте которого говорится, что он специализируется на военном анализе ситуации в Сирии и Ираке, «удалось идентифицировать» беспилотники «Пчела-1Т» и самолеты Су-34 и Су-27. Параллельно муссируется информация о том, что Россия постоянно контактирует с Ираном на тему усиления вооружения сирийской армии, для чего РФ может воспользоваться еще одним сирийским портом помимо Тартуса.

Кстати, поставки российского вооружения в Сирию могут носить куда более масштабный характер. В середине августа турецкие журналисты сообщали о том, что на аэродром под Дамаском прибыли шесть российских сверхзвуковых истребителей МиГ-31. По мнению наблюдателей, это могло быть связано с исполнением давнего контракта между Москвой и Дамаском, хотя представители российского ВПК эту новость категорически опровергли. Примерно в это же время в СМИ (The Daily Beast, Bosphorus Naval News) муссировалась информация, что во время прохождения 20 августа российским большим десантным кораблем (БДК) «Николай Фильченков» зоны черноморских проливов в направлении Средиземного моря на его борту был замечен груз, напоминающий автомашины КамАЗ и боевые машины, возможно, бронетранспортеры, под маскировочной сетью. Следом за этим блогер Oryx Blog, отслеживающий военную ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке, написал, что у сирийской правительственной армии появился, по крайней мере, один БТР-82А российского производства. Тогда же в один из репортажей сирийских СМИ случайно (а может и нет) попали переговоры экипажа БТР-82А на русском языке. Кроме того, в конце июля в социальных сетях появлялись фотографии сбитых беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) якобы российского производства.

На слухи счел нужным отреагировать Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России, призвавший не верить тому, что российская авиация принимает участие в бомбардировках позиций ИГ. То же самое заявил в интервью телеканалу Russia Today «источник в Минобороны РФ». Россия никогда не отказывалась от того факта, что помогает Сирии техникой, подготовкой военнослужащих и вооружением, но вместе с тем всегда подчеркивала, что вопрос об участии российских военных в борьбе против ИГ даже не поднимается.

Внутренний конфликт в Сирии продолжается с марта 2011 года, в 2013-м в противостоянии режима Башара Асада и различных оппозиционных группировок появилась третья грозная сила — террористическая организация «Исламское государство» (ИГ), которая провозгласила своей целью создание всемирного халифата и на данный момент контролирует значительные территории в Сирии и соседнем Ираке. Все это время правительственным войскам удавалось сопротивляться и оставаться на плаву, но что, если силы у нынешнего режима Асада начнут сдавать? Как тогда отреагирует Россия? Ведь помогать только оружием — процесс дорогой, не всегда эффективный, да и слишком высок риск, что оно окажется в руках ИГ. Примечательно, что разговоры о российской авиации в сирийском небе появились параллельно со слухами о том, что бои уже ведутся чуть ли не в окрестностях Дамаска и что армия Асада масштабно отступает в стратегически важной провинции Идлиб, то есть как раз там, где, по сообщению «Джабхат ан-Нусры», были замечены российские «сушки». В это же время поступила и противоположная информация, что армия Асада возвращает контроль над границей с Ливаном. Бои развернулись вокруг города Забадани, который четыре года находится в руках исламистов.

ADDITION Turkey Migrants

Зачем России нужно втягиваться в крупный дорогостоящий военный конфликт, да еще довольно далеко от своих границ? Особенно сейчас, учитывая падение цен на нефть, западные санкции, ситуацию в приграничном с РФ Донбассе. Ведь это несет в себе дополнительные и немалые нагрузки на бюджет, намного увеличивает риск терактов на территории России и все вместе может крайне негативно сказаться на ситуации внутри страны. Кроме того, как считают некоторые российские эксперты, этот шаг может на многое развязать руки НАТО, и для Москвы Сирия станет вторым Афганистаном. Кстати, учитывая, что в последнее время Кремль и Белый дом фактически вновь находятся в состоянии холодной войны, может, как раз именно этого и добиваются США?

С другой стороны, для России Сирия является барьером на пути распространения угрозы ИГ. Если боевики ИГ не будут остановлены (а в Кремле, похоже, надежный заслон «игиловцам» связывают именно с жизнеспособностью режима Асада), то в ближайшее время они могут оказаться уже вблизи от российских границ. Верхушка ИГ не скрывает своих амбиций, связанных с Северным Кавказом РФ и государствами Центральной Азии, с которыми Россия, кстати, связана договором в рамках ОДКБ, а поэтому будет вынуждена помогать. Для последней цели исламистам нужно укрепиться в том же Афганистане. По словам полпреда президента России в Северо-Кавказском федеральном округе Сергея Меликова, только за истекший месяц на Северном Кавказе были задержаны 25 человек при попытке выехать в Сирию для пополнения рядов ИГ, и большая часть из них — молодежь. Известны случаи, когда рекрутов вербовали в других регионах России. Так что с этой точки зрения для Москвы, конечно, лучше сейчас, чем потом.

В настоящее время ИГ в Сирии и Ираке противостоит международная коалиция во главе с США, в которой Россия не участвует. Турция последней в конце августа подписала с США документ об участии своих ВВС в продолжающихся воздушных операциях коалиции. Вашингтон также в открытую координирует свою политику с Ираном, называя Исламскую Республику важной составляющей в кампании против ИГ, особенно в Ираке. Москва же предлагает создать для борьбы с ИГ новую международную коалицию (с мандатом СБ ООН), в которой она видит сирийскую и иракскую армии, курдов и армии других стран региона. В начале августа в ходе переговоров в Катаре с госсекретарем США Джоном Керри и представителями внешнеполитических миссий из стран Персидского залива эту идею впервые более-менее ясно озвучил глава МИД РФ Сергей Лавров. Скорее всего эта тема также займет немалое место во время запланированного выступления Путина на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Проблема для Кремля, однако, заключается в том, что США его в упор не слышат и следуют собственному плану. Если русские видят в сохранении режима Асада главный залог успеха в борьбе против ИГ, то для американцев ИГ и режим Асада равноценное зло. И мнение Вашингтона разделяют многие страны (Турция, СА и др.), которых Москва призывает в «новую коалицию». С августа 2014-го США наносят воздушные удары по ИГ, недавно Обама разрешил американским военнослужащим применять авиацию для защиты оппозиционных сил как от ИГ, так и от правительственных войск. Любая угроза умеренной оппозиции может стать основанием для вооруженного вмешательства Вашингтона.

06e3bf82ff952002a1d41d4f3ee18c77bd3e3b26

Все было бы проще, если бы не одно «но»: у американцев, как и у русских, есть своя «проблема» и заключается она в том, что возглавляемая США коалиция против ИГ пока не может похвастаться большими успехами. Боевики чувствуют себя вполне вольготно и уверенно — находят каналы, как распродавать расхищенные сокровища мировой истории и нефть, чтобы запастись оружием и новыми рекрутами. И если для США ситуация сейчас складывается так, что время, собственно, «пока терпит» (набирающая обороты президентская гонка, ВПК опять-таки занят заказами, так как сирийским повстанцам надо помогать), то Европа ждать уже не может. Кризис с мигрантами становится все более неуправляемым и совершенно неприемлемым по своим гуманитарным аспектам. Можно сказать, что с каждым новым утонувшим у берегов Греции или Италии сирийским ребенком Старый Свет все больше теряет свое моральное лицо, которое так тщательно зарабатывал со времени завершения Второй мировой войны. Проблема ИГ должна и будет решаться, и понятно, что это решение сметет режим Асада. Тут России нечего противопоставить, тем более что Иран, на которого можно было бы опереться в этом смысле, сейчас слишком желает вырваться в «большой мир» из оков многолетних санкций, а дорогу ему туда открывают именно США.

Единственный вариант хоть как-то отыграть ситуацию в свою пользу — обеспечить Асаду надежный отход в ту часть страны, которую в западных СМИ называют Алавистаном, где нынешний сирийский режим пользуется наибольшей поддержкой. Это прибрежная территория вокруг городов Тартус и Латакия, отделенная горным массивом Джебель-Ансария и Ливаном. Там нет необходимой развитой инфраструктуры или промышленности, но зато есть выход к Средиземному морю и контроль над ключевыми портами. Именно там же, кстати, находится и единственная в Средиземноморье база ВМФ России. Для Москвы в таком случае это будет возможностью хоть как-то сохранить свое влияние в переформатируемом регионе. По мнению ряда наблюдателей, Россия может применить к Сирии сценарий, который на Западе уже называется «путинской гибридной войной», когда используются нерегулярные вооруженные формирования, а военные как бы есть, но их вроде и нет. Сам Путин совсем недавно заявил, что говорить об участии РФ в военных операциях против террористической группировки ИГ на данный момент преждевременно. «Мы рассматриваем разные возможности, но пока то, о чем вы сказали (участие в военных операциях) еще у нас на повестке дня не стоит», — сказал Путин. По его словам, Россия оказывает поддержку режиму сирийского президента Башара Асада техникой и подготовкой военнослужащих.

Такие же «военные и технические советники» США во множестве работают в Ираке, Афганистане, той же Сирии — так что это давно нормальная практика. В таком случае Россия может рассчитывать на скрытую поддержку Тегерана, которому алавитский рычаг давления на Запад не помешает. Подобный сценарий вполне объясняет то, почему и кому понадобилось понаблюдать за реакцией на слухи о российских самолетах в небе над Сирией.

Автор — Ирина Халтурина

Источник — regionplus.az

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "На Дальних Берегах — Россия может применить к Сирии сценарий «гибридной войны»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.