О каком народе идет речь?

Все в один голос говорят: «решение примет народ». Мы очень часто слышим эту фразу, когда речь идет об урегулировании сирийской проблемы.
И западные страны, и Турция в прошлом всегда настаивали на этой точке зрения. То же самое в одном интервью на минувшей неделе, после встречи Путина и Асада в Москве, сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров. Что еще интереснее, Башар Асад, встретившийся с российскими парламентариями в Дамаске, также заявил, что политическое будущее Сирии определит «народ», а значит, в стране нужно провести выборы.

Хорошо, но о каком «народе» в Сирии идет речь? И как этот «народ» примет «решение» о будущем страны?

Сирия разрушена

Четырехлетняя гражданская война разгромила Сирию. Половина жителей 23-миллионной страны покинули свои дома. Из них около пяти миллионов до сих пор пребывают в статусе беженцев в зарубежных государствах (два миллиона — в Турции)…

Демографическая и географическая структура Сирии коренным образом изменилась. Страна претерпела распад, возникли новые регионы. Некоторые из них полностью откололись от Дамаска и перешли под контроль разных групп боевиков.

Итак, в настоящее время Сирия разделена и поляризована на этнической, мазхабной и идеологической основах…
В этих условиях возникает вопрос: кто составляет тот народ, который «должен принять решение о политическом будущем Сирии»?

В этом хаосе?

На самом деле все заинтересованные стороны, оставляя право принять решение за «народом», полагаются на группы, которых они считают своими сторонниками или которых поддерживают. Это относится и к Асаду (и России), и к сирийской оппозиции (и Западу).

Когда Башар Асад (и Россия) говорит «пусть будущее правительство Сирии выберет народ», неужели он совсем не принимает во внимание то, что страна отчасти пустеет, отчасти распадается, а все происходящее в тех или иных регионах теперь контролируется совсем разными силами?
Более того, разве могут те, кто все еще живет на территории Сирии, в нынешней обстановке гражданской войны и хаоса пойти на избирательные участки и определить политическое будущее страны?

Новая реальность

Очевидно, все происходящее в Сирии расчищает путь для глубоких расколов на основе мазхабных и этнических различий, а также политической и идеологической конфронтации. Иными словами, в Сирии — не народ, а народы и множество регионов.

Несомненно, самое правильный и желанный вариант — появление плюралистического, демократического режима, который будет опираться на территориальную целостность и национальное единство Сирии. В принципе путь к этому варианту, конечно, лежит через принятие такого решения народом, с чем все согласны, судя по риторике.

А на практике?

Автор — «Milliyet«

Источник — Сами Коэн (Sami Kohen)

Перевод — ИноСМИ

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "О каком народе идет речь?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.