Опасность политики малых шагов

Трудно найти в администрации Обамы человека, который верит, что с отправкой 50 солдат спецназа в Сирию в бушующей там гражданской войне произойдут какие-то серьезные изменения. Тем не менее, президент распорядился именно так расширить масштабы американского военного вмешательства в этой стране, сделав это по тем же самым причинам, по которым он последние полтора года осуществляет постепенную эскалацию. Обама считает, что должен что-то делать.
Однако то, что он делает, не принесет результата. А через несколько месяцев Соединенные Штаты столкнутся с новой проблемой — либо отступить, либо наращивать усилия. Пока президент всякий раз идет на расширение вмешательства.
Боевые действия против «Исламского государства» Соединенные Штаты начали в июне 2014 года, направив ограниченный контингент из 275 военнослужащих на защиту американского посольства в Багдаде. За два месяца он был увеличен до 1 000 с лишним человек, в том числе, с целью оказания поддержки оказавшимся в трудном положении езидам. К ноябрю 2014 года Вашингтон решил отправить дополнительно 1 500 военнослужащих для «обучения, оказания помощи и выдачи рекомендаций» курдам и иракской армии.
В своей толковой статье на страницах Foreign Policy Мика Зенко (Micah Zenko) представил график этой эскалации. Он отметил: «То, что началось 8 августа 2014 года с 25 авиаударов в первую неделю и сброса с воздуха продовольствия и воды для оказавшихся в большой опасности езидов, превратилось в 600 бомб в неделю и в поставку 100 с лишним упаковок боеприпасов безымянной группировке из 5 000 сирийских повстанцев». И это было до того, как в Сирию отправились спецназовцы.
Тем не менее, сил у «Исламского государства», похоже, не очень сильно убавилось, даже по подсчетам администрации. Вряд ли это можно назвать неожиданностью. Борьба в Сирии носит сложный и жестокий характер. Многочисленные внешние силы, такие как Саудовская Аравия, Турция, Иран, а теперь и Россия, помогают различным группировкам, а их предполагаемые союзники при этом часто находятся на ножах друг с другом. Трудно понять, каким образом скромное американское вмешательство может изменить эту ситуацию.
Лучшую на сегодня книгу о войне во Вьетнаме написали Лесли Гелб (Leslie Gelb), и Ричард Беттс (Richard Betts), а называется она The Irony of Vietnam: The System Worked (Вьетнамский парадокс: система работала). Авторы пишут, что администрации Кеннеди и Джонсона никогда не верили в успех своих интервенций: «Всякий раз, когда они еще на одно деление поворачивали храповик эскалации, они не верили, что такое усиление обеспечит победу в ее классическом понимании — как решительный разгром противника. В лучшем случае они надеялись на удачу, но не рассчитывали на нее». Обе администрация соглашались на наращивание боевых действий, так как считали, что что-то нужно делать. Таким образом, Соединенные Штаты прошли путь от нескольких сотен советников в Южном Вьетнаме в 1960 году до полумиллиона войск в 1968-м».
В 1967 году историк Артур Шлезингер-младший (Arthur Schlesinger), работавший в администрации Кеннеди, написал: «В ретроспективе Вьетнам это триумф политики беспечности. Мы попали в нынешнее затруднительное положение не после неторопливых и осторожных размышлений, а через серию мелких решений».
Аналогия с Вьетнамом груба и несовершенна по многим причинам. Тем не менее, основополагающая логика постепенной американской интервенции пугающе знакома. Выбор падает на инкрементализм в надежде на везение.
Я поддерживаю Обаму в его нежелании втягиваться в сирийскую гражданскую войну. Я не вижу, как посредством американской интервенции и военными методами можно решить имеющиеся там проблемы и улучшить гуманитарную ситуацию. Если сирийский президент Башар аль-Асад падет, Дамаск погрузится в хаос, а сирийская армия уйдет в подполье и будет сражаться как партизанское движение. Улучшится ли в таких обстоятельствах ситуация с правами человека?
И тем не менее, американские действия в этой стране трудно назвать сдержанными, потому что сегодня в Ираке и Сирии активно действуют 3 500 военнослужащих из США, причем действуют в нарушение политических заявлений администрации:
— Американские войска не должны находиться в Ираке, потому что иракский парламент отказался принимать закон, гарантирующий им иммунитет (сегодня такого закона не существует).
— Законность и правомочность этой масштабной интервенции против ИГИЛ, обходящейся во много миллиардов долларов, весьма туманна — основой для ее проведения является главным образом голосование конгресса 14-летней давности о борьбе против «Аль-Каиды». Тогда «Исламского государства» еще не существовало.
— Соединенные Штаты не собирались отправлять солдат на территорию Сирии.
Мне кажется, что в итоге, несмотря на свои колебания и противоречия, Обама продолжит интервенцию в Сирии, и будет она маленькой и ограниченной. А своему преемнику он оставит в наследство ужасную дилемму — такую же, какую администрация Кеннеди оставила Линдону Джонсону.
Следующий американский президент столкнется с тем неприятным фактом, что вмешательство США в Сирии не решит имеющиеся там проблемы. Но к тому времени американское правительство уже возьмет на себя обязательства, направит войска, потратит миллиарды долларов и потеряет в этом конфликте немало человеческих жизней. Сможет ли в такой ситуации президент США отступить — или ему придется наращивать усилия, надеясь на удачу?

Автор — Фарид Закария (Fareed Zakaria)

Источник — washingtonpost.com

Перевод — ИноСМИ

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Опасность политики малых шагов"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.