Почему мы не видим в сети серьезной борьбы арабов против радикального ислама?

Ни арабские интернет-пользователи, ни министр иностранных дел Швеции, ни госсекретарь США не осуждают теракты ИГИЛ в достаточной степени.

С появлением в нашей жизни интернета началась эпоха свободы. Свобода информации и свобода мнения стали доступны каждому. Социальная жизнь тоже стала намного более разнообразной. Социальные сети позволяют каждому пользователю вести диалог с кем угодно. Культурный мир обрадовался — время невежества закончилось. Теперь у каждого человека есть обширная и полная энциклопедия, каждый человек — сам себе редакция, и может составить свое мнение. Считалось, что технологии обратят к свету и те районы, которые оставались во тьме из-за диктаторских режимов, контролировавших доступ народов к информации.

Мы верили, что человечество преодолеет стены, которые защищали зло, и мир станет лучше. Мы смеялись над силами, пытавшимися сохранить дистанцию с помощью цензуры и невежества. Оказалось, что у свободы есть и плохая сторона. Плохие люди открыли для себя интернет и сказали: какую отличную технологию дал нам Запад, причем бесплатно. Эти многомудрые западные глупцы думали, что их технология служит только добру, но мы обратим ее во зло.

К сожалению, был открыт статистический факт. Хотя сейчас каждый человек в огромном арабском мире может свободно выражать свое мнение в интернете, мы не видим, чтобы там развернулась решительная борьба против радикального ислама, привлекающая многочисленных сторонников. По крайней мере, не в той степени, в какой хотели бы мы, полагая, что экстремисты — это незначительное меньшинство.

Так на чистом шведском языке сказала министр иностранных дел Швеции, когда ее спросили во время телеинтервью, не беспокоится ли она в связи с радикальными настроениями среди молодых мусульман Швеции: «Конечно, повод для беспокойства есть, и не только в Швеции, но и во всем мире, поскольку многие встают на путь экстремизма. И это снова возвращает нас к ситуации, которая существует на Ближнем Востоке, где многие палестинцы чувствуют, что у них нет будущего, и либо признают эту отчаянную ситуацию, либо обращаются к насилию».

Это чудовищные слова. Не только из-за антисемитизма, но и потому, что тем самым имамы ИГИЛ получают оправдание. Ее спрашивают про ИГИЛ, которы массово истребляет мусульман, а она тут же переводит тему на палестинцев. Ненависть к народу Израиля полностью затуманила ее сознание. Чтобы оправдать палестинцев, убивающих евреев, она готова оправдать и тех, кто стремится в ИГИЛ, который, вообще-то, не воюет против Израиля, а убивает мусульман сотнями тысяч, а теперь уже начал сотнями убивать европейцев. Она оскорбила память всех жертв ИГИЛ. Это болезненный удар по йезидам, которых стремится уничтожить ИГИЛ. Это повторное изнасилование женщин, которых каждый день насилует ИГИЛ. Я представить не могу, какое отчаяние охватывает девушку, попавшую на невольничий рынок ИГИЛ, когда она слышит, что министр иностранных дел Швеции говорит о возможности понять экстремизм, и что палестинцы в отчаянии от того, что не могут победить Израиль.

Я считаю лидеров западных стран своими друзьями, поэтому подобные высказывания наиболее болезненны. Госсекретарь США Джон Керри, держа в руке микрофон, сказал, что есть основания для расстрела редакции «Шарли Эбдо». Потом поправил себя — не основания, а причины. Понял, что опять сказал что-то не то, и попытался сформулировать заново. Но что делать, если путь один. Легко говорить правильно, если правильно думать.

Перевод: ИноСМИ

Источник: Maariv

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Почему мы не видим в сети серьезной борьбы арабов против радикального ислама?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.