Вугар Сеидов: Армяне упустили момент — выходить к Куре и брать Гянджу

Продолжаются споры и баталии экспертов, на тему оценок событий 1-5 апреля, на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск в Карабахе. С просьбой прокомментировать некоторые аспекты карабахского противостояния, мы обратились к политологу Вугару Сеидову.

Как вы считаете, апрельское обострение ситуации на линии соприкосновения войск носило спонтанный характер или одна из сторон готовилась к этому сценарию?

Думаю, всё-таки, здесь не было никакой спонтанности. Провокация против Азербайджана готовилась заранее, но никто из тех, кто ее планировал, не предполагал, что ответ окажется таким, каким оказался. Армяне думали, что азербайджанская армия либо «проглотит» провокацию, либо же ответит симметрично. Ассиметричного ответа армяне, когда планировали обстрел наших сёл, не ожидали.

На ваш взгляд, изменилось ли что-то в балансе сил в регионе после боестолкновений 1-5 апреля? Если да, то что?

Баланс сил не меняется в течение 4 дней. Это долгий процесс, он длится годами. Азербайджанская армия создавалась (да, именно создавалась с нуля, а не «укреплялась») после заключения перемирия 1994 года. До него у нас не было полноценной армии. Это было сборище партизанских отрядов без единого командования, планирования, снабжения. В этом вина как Аяза Муталибова, который подписал указ о создании армии, но ничего не сделал для выполнения своего же указа, так и правительства НФА, которое начало формировать так называемую «армию» так, как этого нельзя было делать.

Когда летом 1993 года к власти пришел Гейдар Алиев, ему досталось от недальновидных и непрофессиональных предшественников плачевное наследство, в то время как у армян к тому времени была уже полноценная армия. И не столько в плане вооружения, сколько в плане ее организации.

Естественно, успешно воевать в таких условиях было не только невозможно, но и опасно. Необходима была передышка (что-то вроде «брестского похабного мира»), чтобы спасти страну, начать делать с нуля то, что армяне уже успели сделать — создавать единую армию, да и вообще, государство. Вы ведь помните, что не было не только единой армии, но и целостного государства — то выскочка Гумбатов, предательски выведя из фронта вверенный ему батальон и оголив тем самым фронт, провозгласит свою республику, то Садвал начнет мутить воду на севере. В общем, ситуация была такова, что требовался «брестский мир». Поэтому я настаиваю, что армия начала у нас создаваться, причем с нуля, не до, а после перемирия 1994 года.

Так вот, процесс набирания нашей армией сил и достижения уровня армянской армии занял несколько лет. Я думаю, что к концу 90-х годов у нас уже была сила, способная как минимум сдерживать новое наступление армянской армии. Да, процесс немного затянулся, на это были свои причины — никто нам не хотел продавать оружие, да и денег в стране было не так уж много, не говоря уже о бесплатной передаче нам вооружения на миллиард долларов, как это было с армянской армией. Поэтому, баланс достиг к концу 90-х годов. Это именно тот рубеж, после которого армяне уже потеряли возможность говорить о «новом поражении» Азербайджана в случае очередной войны. К тому времени силы сравнялись. Армяне упустили момент — выходить к Куре и брать Гянджу, если у них были такие мечты, они должны были сразу после перемирия, придумав какую-нибудь провокацию. Но они самонадеянно успокоились и возомнили из себя «победителей», в то время как «побежденные» по их представлению азербайджанцы и не думали «глотать» эту ситуацию и смиряться с территориальными потерями, а решили добыть для себя передышку, чтобы создать армию и проложить трубопроводы, питающие эту армию средствами. А армяне этого не поняли и начали тупо праздновать «победу», не понимая, что в долгосрочной перспективе они проиграли.

Теперь идем дальше. За время этой передышки Азербайджан создал армию, проложил трубопроводы и начал копить силы.  Баланс сил медленно начал меняться, и с начала нового века армянская армия начала уже уступать нашей.

Поэтому, еще раз, баланс сил не меняется в течение нескольких дней войны. Измениться может тактическая ситуация. С этим — да, тактическая и психологическая ситуации пережили серьёзные изменения. Армяне, потеряв 2000 гектаров (из которых Саргсян признал пока только 800), поняли то, о чем мы им твердили в течение многих лет — мол, вы уже не те, да и мы тоже, давно уже не те. А они этому не верили. Пришлось объяснить, так сказать, по-клаузевицски. Теперь они поняли и… запаниковали.

Но за эти 4 дня, помимо потерь стратегических высот, азербайджанская сторона сломала много стереотипов и мифов, которыми армянская пропаганда прожужжала всему миру уши.

Как с армянской, так и с азербайджанской стороны на разных уровнях можно услышать разного рода обвинения в адрес России. Как вы считаете, в чем заключается роль России в этом конфликте?

Насчет обвинений со стороны армян, могу лишь напомнить им слова Миграняна, посоветовавшего своим соотечественникам целовать Россию в одно место за то, что они вообще физически существуют — и как нация, и как государство. Для армян обвинять в чем-то Россию, которая слепила из ничего вылившееся затем в государственность армянское физическое присутствие в Южном Кавказе — это верх цинизма и неблагодарности. Знал бы Грибоедов, какой монетой отплатят за его усилия потомки тех, кого он переселял из Персии, он бы наверное плюнул на это дело и оставил их по ту сторону р. Араз.

Что касается нас, то особых обвинений мы не выдвигаем. Москва передает бесплатно или же по льготным ценам Армении то, что нам продает по мировым ценам. Чистый бизнес, и обвинять Москву мы не можем. Не Москва, так Пакистан, Китай, Израиль, которые не скованы ни перед кем никакими обязательствами. Мы все знаем, что российское вооружение, хоть и хорошее, но не самое лучшее в мире. Не будут продавать нам, будем покупать у других. Против Азербайджана нет никаких санкций или запрета на продажу вооружения в мировом масштабе.

Другое дело, что, да, Москве невыгодно изменение статуса-кво, даже больше, чем самим армянам. И в Кремле хотят заморозить этот конфликт даже больше, чем сами армяне — это понятно, хоть и не говорят они об этом открыто. Вот это и есть ответ на Ваш вопрос.

Что ж, будем ждать удобного момента.

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Вугар Сеидов: Армяне упустили момент — выходить к Куре и брать Гянджу"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.