Помогите, чем можете: что Ливан хочет от России

Ливан рассчитывает получить от России дополнительную поддержку своих вооруженных сил для борьбы с терроризмом. Об этом заявил министр финансов страны Али Халиль в начале переговоров с председателем комитета Совета Федерации по международным делам Константином Косачевым.

«В настоящее время мы находимся в состоянии прямой войны с терроризмом. На северных и восточных границах находятся боевики как ИГ, так и «Джебхат ан-Нусры» (обе запрещены в РФ). Ливанская армия ежедневно ведет с ними боевые столкновения, в этой связи она нуждается в поддержке. Мы с российской стороной работаем по нескольким направлениям: вы давно поддерживаете наши силы безопасности и нашу армию», — сказал Халиль, по словам которого, в Бейруте «рассчитывают усилить это взаимодействие и надеются, что Россия окажет дополнительную поддержку ливанским вооруженным силам».

Он подчеркнул также, что «Россия играет очень важную роль в Ближневосточном регионе, и она поддерживает хорошие отношения с представителями всех ливанских политических сил».

Россия не ломает, а строит

Заинтересованность Бейрута в поддержке именно со стороны России вполне объяснима, считает руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. Немалую роль в этом сыграла успешная деятельность российского строительного батальона, направленного в эту страну в 2006 году сразу после окончания Второй ливанской войны — 34-дневного вооруженного столкновения государства Израиль с радикальной шиитской группировкой «Хезболлах».

«10 лет назад российские военные строители очень помогли Ливану в восстановлении разрушенной бомбардировками инфраструктуры, в частности в строительстве мостов. Эффективность этой помощи стране была очевидна, и теперь в Бейруте рассчитывают на продолжение сотрудничества», — рассказывает Анатолий Цыганок.

По его словам, положительную роль также сыграло то, что военных строителей охраняли военнослужащие 42-й мотострелковой дивизии, дислоцирующейся в Чечне, которым легче было находить общий язык с ливанскими военными и с местным населением — единоверцами-мусульманами.

Ливан мотивированно рассчитывает на помощь России, потому что считает себя ее стратегическим союзником по операции в Сирии, полагает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. Не секрет, что «Хезболлах» ведет боевые действия в Сирии, поддерживая правительственные войска президента Башара Асада.

«Здесь также играет определенную роль религиозный фактор, потому что «Хезболлах» тяготеет к шиитской оси Иран—Дамаск и в том числе по этой причине имеет весьма сложные отношения с большинством соседних стран — не только с Израилем, но и суннитскими государствами, такими, как Саудовская Аравия», — рассказывает Абзалов.

Арабский мир очень разнороден и расколот. Религиозные и межэтнические противоречия, давние территориальные разногласия, родоплеменная рознь породили множество вооруженных группировок, постоянно враждующих между собой. Россия все более представляется Ближнему Востоку страной, способной выступать в роли модератора мира в этом регионе, поясняет аналитик.

«Какому-то ближневосточному государству взять на себя функцию всеобщего переговорщика невозможно по причине вовлеченности в региональные конфликты. То же самое касается и некоторых соседних государств — например, Турции. Соединенные Штаты утратили такую возможность после своих военных операций в Ираке, Ливии, Афганистане. Новых союзников они обрели не так уж много, зато врагов и недоверия к себе нажили в избытке. Принципиально иной имидж складывается в регионе у России», — говорит Дмитрий Абзалов.

По его словам, Москва не только сумела сохранить доверительные отношения с самыми разными правительствами, группировками, лидерами политических и религиозных течений на Ближнем Востоке, но и не раз демонстрировала своим партнерам конструктивные намерения: Россия не заинтересована в том, чтобы где-то произвести военный переворот и уйти, бросив разоренную страну на произвол судьбы. Она настроена на то, чтобы оказать народу помощь в поиске мирного пути разрешения проблем и необходимую экономическую поддержку.

«На Ближнем Востоке давно убедились, что Россия предпочитает не ломать, а строить», — уверен Дмитрий Абзалов.

Ливан — уже не «первая ласточка»

Для ближневосточных стран США перестали быть надежными партнерами еще и в силу непостоянства и непоследовательности их политики, напрямую зависящей от электоральных циклов, отмечают аналитики. В ноябре будет избран новый хозяин Белого дома, и сейчас абсолютно невозможно предсказать, как изменится внешняя политика Вашингтона в этом регионе. Ясно лишь то, что она изменится. В этом плане Россия привлекает стабильностью своей внешней политики, отмечает Дмитрий Абзалов.

Он напоминает, что с начала сирийской кампании в Москве побывали наследный принц Саудовской Аравии, представители Катара, Ирана, разных политических сил Сирии. До того момента, когда на севере САР турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик, отношения с Россией по Ближнему Востоку пыталась выстроить и Турция. Консультации с Кремлем по сирийской проблеме ведет руководство Европейского союза, а также Китай.

Таким образом, Ливан для России — уже не «первая ласточка» с Ближнего Востока. Общее признание роли Москвы в регионе приобретает систематический характер, а это, в свою очередь, ведет к переформатированию не только политических, но и экономических связей — в частности, в области закупок вооружений.

То, что ожидания Ливана в Москве озвучил министр финансов этой страны, аналитики не считают показателем того, что Бейрут интересуют в основном деньги. Скорее, впору говорить об особенностях восточной дипломатии. Подобные намерения, как правило, «вбрасывают» члены или главы правительств, а уж потом их подтверждают руководители государств.

Али Халиль в беседе с Константином Косачевым заметил, что в Беруйте рассчитывают не только на поддержку ливанской армии, но и на ее роль в урегулировании внутриполитических процессов в Ливане. Анатолий Цыганок убежден, что в этом есть прямой смысл.

«Ливан настолько раздроблен, что в Бейруте каждый квартал контролируется какой-то вооруженной группировкой, и границы этих зон влияния проходят прямо по улицам. Многие группировки конфликтуют друг с другом. Стране очень нужен внешний авторитетный арбитр, который сумел бы усадить основные противоборствующие силы за общий стол переговоров. И в роли такого арбитра Ливан сегодня сидит Москву», — говорит он.

Зачем это нужно России?

У Москвы разносторонние интересы на Ближнем Востоке, и в частности в Ливане — как прикладные, так и стратегические, отмечают аналитики.

«Примерно с 2008 года идет речь о создании на южном побережье Средиземного моря большой российской военной базы, сам факт наличия которой имел бы большое значение для поддержания стабильности во всем регионе. Ливан, протянувшийся по этому побережью, идеально подходит для выбора места ее дислокации», — напоминает Анатолий Цыганок.

Он также полагает, что именно Ливан представляет собой более привлекательный объект для экономического сотрудничества, чем, к примеру, Сирия, — в силу своего прибрежного расположения он имеет больше плодородных земель.

«Однако главный интерес для России состоит в том, что укрепление ее роли в этом непростом, «горячем» и очень важном регионе планеты стратегически имеет большое значение для повышения ее авторитета на международной арене в целом», — убежден Дмитрий Абзалов.

Автор: Владимир Ардаев, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Источник: РИА Новости

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Помогите, чем можете: что Ливан хочет от России"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.