В Заливе назревает новый конфликт

На днях из Тегерана в адрес Бахрейна прозвучали «гневные осуждения» и «суровые предупреждения». Власти королевства провинились тем, что лишили гражданства и выслали из страны оппозиционного шиитского деятеля. В наказание за это Иран посулил соседям «свержение кровожадного режима».

Иранский демарш в отношении Бахрейна нельзя оставить без внимания. После разгрома посольства Саудовской Аравии несколькими месяцами ранее, резкие заявления Тегерана в адрес Манамы заставляют видеть в действиях иранской стороны не единичные акции, но некую систему или, скорее, «стиль».

Что, собственно, произошло?

Власти Бахрейна приняли решение о лишении гражданства и высылке из страны шиитского проповедника аятоллы Исы Касема, признанного «иностранным агентом». В вину ему было вменено «использование религии в политических целях для обслуживания иностранных интересов». Решение было принято в соответствии с действующим законом, который предусматривает возможность лишения гражданства в случае «нанесение ущерба безопасности государства».

В ответ на это иранский генерал Касем Солеймани, глава спецподразделения Аль-Кудс, входящего в состав Корпуса стражей Исламской революции, заявил буквально следующее: «…Агрессия против Исы Кассима — это красная линия, пересечение которой воспламенит Бахрейн и весь регион… Это не оставит никакого выбора для людей, кроме как прибегнуть к вооруженному сопротивлению… Кровожадный режим будет свергнут».

Терминология, к которой прибегает генерал Солеймани, честно говоря, удивляет. «Красная линия», «вооруженное сопротивление людей», «свергнуть кровавый режим», — все это регулярно звучит из Вашингтона, в последнее время, в адрес Дамаска. Но к американской риторике мир уже давно притерпелся (все началось с «государств-террористов», выдуманных в 80-х годах администрацией президента Рональда Рейгана). А вот со стороны Тегерана подобные заявления звучат непривычно.

До недавнего времени как раз Иран регулярно подвергался американской критике; американские СМИ не жалели кровавых красок для описания «репрессивной политики» в отношении оппозиции «режиму мулл». Но, видимо, после заключения «ядерной сделки» и на фоне перспектив открытия иранского рынка для западных компаний акценты смещаются.

И вот уже госдеп США фактически солидаризируется с Тегераном в осуждении действий бахрейнских властей. Америка призвала Манаму пересмотреть судебное решение о роспуске оппозиционного шиитского движения Аль-Вифак, имеющего прямое отношение к делу аятоллы Касема.

Аятолла Касем является одним из духовных лидеров бахрейнских шиитов, составляющих большинство населения королевства (75 процентов), власть в котором принадлежит суннитам. С 2011 года, когда началась «арабская весна», в стране неоднократно вспыхивали беспорядки, в ходе которых шииты требовали себе больше политических прав. Для стабилизации ситуации властям приходилось прибегать к силе и даже запрашивать помощь у Саудовской Аравии.

В 2014 году в Бахрейне были проведены парламентские выборы. Однако политические представители шиитов, объединенные в оппозиционный блок Аль-Вифак, бойкотировали их. При этом весьма любопытно, что Запад признал итоги голосования, а шиитскую оппозицию пожурил за отказ использовать легитимные возможности войти во власть.

С тех пор Аль-Вифак стал играть роль «несистемной оппозиции», а его лидеры (политический — Али Салман и духовный — аятолла Касем) не прекращали свою борьбу против «тиранического режима суннитской династии Аль-Халифа» и в защиту прав «угнетенного шиитского большинства». Касема власти выслали, Салмана посадили в тюрьму, Аль-Вифак распустили.

Для более точного понимания ситуации необходимо учитывать, что Бахрейн с его непростой религиозной структурой населения, находится в непосредственно близости от зоны действий «Аль-Каиды» и ДАИШ («Исламское государство», организация запрещена в России). Сила, живучесть и влияние этих и подобных им организаций в регионе во многом определяются различиями между мусульманами-суннитами и шиитами.

Экстремисты идут на все, чтобы превратить эти различия в раскол и непримиримую вражду. Поэтому жесткое пресечение любых действий, способных вызвать конфликты по линии «сунниты-шииты», является для властей Бахрейна и других арабских государств Персидского залива не просто средством поддержания стабильности режимов, но важнейшим элементом стратегии противодействия международному терроризму.

В этих условиях внешнеполитическая практика Ирана во многом основывается на тесных связях и систематической работе с шиитскими общинами в арабских государствах. Так, в Ливане и Сирии ИРИ опирается на «Хезболлу», в Йемене — на племенное шиитское движение «Хуси», в Бахрейне — на «Аль-Вифак», в Саудовской Аравии — на шиитское население Восточной провинции, в Ираке — на шиитский блок, контролирующий правительство, и на шиитское ополчение. Куратором и координатором этого направления иранской стратегии выступает генерал Касем Солеймани и его подразделение «Аль-Кудс».

Не удивительно, что арабские страны Залива испытывают все возрастающую тревогу перед активностью Тегерана. И последние угрозы Солеймани в адрес Бахрейна доказывают, что их опасения отнюдь не беспочвенны. Тем более, что «стратегический союзник» арабов — США — ведет себя очень двусмысленно. Президент Обама так и не дал им сколь-нибудь четких гарантий безопасности, о чем они его настойчиво просили с самого начала практической работы по заключению «ядерной сделки» с ИРИ.

Вместе с тем можно предположить, что заявление Солеймани было сделано, помимо прочего, в целях тестирования американской реакции. Наверняка и терминология, копирующая стилистику Вашингтона, была выбрана для этого. И время неслучайно: только что Вашингтон посетил преемник наследного принца Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман, который не мог не потребовать от Белого дома внести ясность в вопросы безопасности. Что ему на это говорил американский президент, неизвестно, но на слова Солеймани Америка должна будет ответить какими-то действиями (или бездействием), и это станет «моментом истины», по которому можно будет точно судить о реальных намерениях США в регионе.

Нет сомнения в том, что при этом иранские стратеги имеют в виду и фактор американских выборов. Он дает им достаточно продолжительный период, в течение которого Тегеран может попытаться в одностороннем порядке создать «новую реальность» в регионе и поставить будущую администрацию Белого дома перед свершившимися фактами.

Думается, что в этих условиях значительно возрастают роль и ответственность России. С одной стороны, Иран является нашим союзником, в частности в Сирии; стратегические отношения с ним очень важны для нас. С другой стороны, Россия активно стремится выстроить систему связей с арабским миром, в котором ведущую роль играют государства Залива.

Москва уже выступала с предложениями о посредничестве между ИРИ и арабами, но пока арабская сторона отклоняла эту инициативу. Что совершенно не исключает возникновения ситуации, при которой усилия Москвы будут востребованы и ей предоставится шанс внести важный вклад в дело нормализации ситуации и укрепления безопасности в Заливе.

Источник: www.pravda.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "В Заливе назревает новый конфликт"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.