Эрдоган играет в BrЕxit

Результаты BrЕxit (референдум, состоявшийся в Великобритании 23 июня по вопросу членства страны в ЕС), пожалуй, не оставили равнодушным никого в мировом сообществе, внеся свою лепту в неопределенность как для тех, кто намерен продолжить свое членство в ЕС, так и для тех, кто в него стремится. На победу сторонников выхода Великобритании из Евросоюза отреагировали и в Турции. Ведь, как минимум, начиная с 1959 года, (а именно к этому году относится официальная подача заявки Турции на подписание Соглашения об ассоциации), Анкара неоднократно изъявляла желание присоединиться сначала к Европейскому Экономическому Сообществу (ЕЭС), а затем и к его преобразованной версии — Европейскому Союзу (ЕС), появившемуся с подписанием Маастрихтстского «Договора о Европейском Союзе» в 1992 году. Однако горячее стремление Анкары присоединиться к ЕС так и не встретило понимания Брюсселя до сегодняшнего дня.

Переходя к реакции турецкого руководства на итоги BrЕxit, остановимся на главном. Ещё до объявления официальных итогов британского референдума президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган недвусмысленно дал понять, что настроения Анкары относительно переговоров о вступлении в ЕС далеки от позитивных. Более того, выступая перед выпускниками Университета им. Фатиха Султана Мехмета он отметил, что Турецкая Республика могла бы последовать примеру Великобритании.  «Мы можем организовать референдум наподобие BrЕxit с тем, чтобы спросить народ, продолжать ли нам процесс переговоров с ЕС? И если нация скажет «да», то мы продолжим их», — насторожил Брюссель президент Эрдоган.

На первый взгляд, это высказывание может создать впечатление, что лидер Турции реально намерен отказаться от европейской интеграции. Основываясь на официальной позиции по ЕС, повторяющейся из года в год, можно было бы предположить, что Турция настолько недовольна оскорбительным поведением Евросоюза, заставляющего республику ждать у порога ЕС «уже 50 лет» (по выражению Эрдогана), а ценности турок как мусульман настолько далеки от таковых в ЕС, что конец переговорам не за горами. Если же вспомнить политику происламской правящей Партии справедливости и развития, оказавшей безоговорочную поддержку «Арабской весне» и её боевикам, то и многие эксперты могли бы попасть в эту популистскую ловушку президента Турции, считая, что Эрдоган настроен решительно в отношении Брюсселя. Реальность, впрочем, несколько иная.

Неслучайно, что уже после оглашения результатов референдума позиция Эрдогана смягчилась в отношении ЕС. Выступая на мероприятии, организованном Ассоциацией промышленников и предпринимателей Турции (TÜMSİAD) президент Турции заявил: «Мы, как и весь мир, ожидали, что по итогам референдума будет принято решение о сохранении членства в Евросоюзе, но результаты оказались иными». Звучали на мероприятии и другие слова, которые можно расценить как нейтрально-дружелюбные сигналы для ЕС, если вспомнить о недавних призывах поставить европейскую интеграцию под вопрос на турецком референдуме: «Мы всегда считали ЕС значимой структурой». Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым пошёл дальше в своих реверансах в адрес ЕС: «Мы являемся сторонниками усиления и укрепления Евросоюза в будущем». Министр иностранных дел страны Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, не оставил сомнений: «Мы бы не хотели выхода Великобритании из ЕС».

Однако внешне взаимоисключающие заявления официальной Анкары в действительности являются частью одного спектакля. Его предпосылки в следующем.

Во-первых, приверженность турецких властей подчёркнуто диверсифицированному подходу во внешней политике всегда была отличительной чертой Турции. В этом смысле президент Эрдоган является не новатором, а достойным продолжателем своих предшественников. Геополитическое положение страны было, есть и остаётся отправной точкой при выстраивании внешнеполитических контактов, когда отказ от любого из значимых партнёров Анкары, каковым, несомненно, является ЕС — непозволительная роскошь. Тем более, в условиях мировой и региональной нестабильности. Ну а концепция экс-премьера Ахмета Давутоглу «Ноль проблем с соседями» как нельзя лучше демонстрировала это настроение турецкого истеблишмента, стремящегося играть на разнице потенциалов и интересов разных стран.

Во-вторых, процесс вступления в ЕС для турок давно стал выгоднее самого вступления. Дело в том, что за значительный период попыток Анкары интегрироваться в европейское объединение Турция получила уникальную возможность подгонять развитие страны под критерии членства за европейский счёт. Многолетнее финансирование Евросоюзом экономических, образовательных, медицинских, экологических и многих других программ, призванных улучшить состояние Турции перед вступлением в ЕС, трудно назвать «игрой в одни ворота».

Более того, благодаря процессу вступления (а также его обслуживанию) в республике был проведён ряд реформ и преобразований, ощутимо отразившихся на общественно-политической жизни страны. Пожалуй, самым ярким из них стало внесение поправок в конституцию Турции в 2010 году (разумеется, по инициативе правящей Партии справедливости и развития под руководством Эрдогана), сделавших практически и юридически невозможным вмешательство военных в политический процесс. Остаётся присоединиться к некоторым тюркологам, которые не без основания заключили, что внесение подобных изменений было бы для Эрдогана и ПСР невозможным, не поддержи ЕС этих «демократических» начинаний в 2010 году. Стоит ли говорить очевидное: ЕС подарил Эрдогану безопасную от военных власть.

Вот почему лидер Турции и турецкий истеблишмент будут и дальше продолжать разыгрывать спектакль с участием ЕС, торгуясь об условиях вступления страны в Евросоюз или пытаясь надавить на Брюссель в вопросе соглашения по беженцам. Поле для такой спекуляции огромно. Игра будет продолжаться до тех пор, пока ЕС не прекратит своё существование, либо до того момента, пока процесс европейской интеграции не станет сопряжён с репутационными издержками, потеряв для Анкары всякий смысл, включая экономический.

Обратимся к реакции некоторых ведущих журналистов и экспертов Турции, посвятивших материалы итогам BrЕxit и их значению для Анкары. Известный турецкий журналист и эксперт Мустафа Акёл в своейстатье под заголовком «Неприглядный мир после BrЕxit» провёл следующее сравнение: «Турция сегодня стремительно выпадает из либерально-демократической модели, точно также как Британия из ЕС». Данная оценка ярко демонстрирует умонастроения республиканцев — приверженцев взглядов Ататюрка, а также всех несогласных с курсом Эрдогана и ПСР. Для них выход из состава ЕС такого гиганта, как Великобритания, является разрывом привычного идеалистического шаблона о либерально-демократическом мире, поскольку ассоциируют они его именно с Евросоюзом. «Каким бы эфемерным ЕС ни был, он всё-таки до сегодняшнего дня служил инструментом давления на Турцию, чьё руководство последнее время перестало считаться с такими «мелочами», как свобода прессы и независимость суда», — описывает их идеализм Мустафа Акёл.

Крайне отрицательно оценивает итоги BrЕxit и звезда турецкой журналистики Мурад Йеткин, сосредотачивая свой взгляд на влиянии референдума в Британии на мировые процессы: «Сегодня мир втащили в новую политическую атмосферу, в которой доминируют популистские, националистические и ксенофобские политики. Создаётся впечатление, что BrЕxit внес свою весомую лепту в создание такой атмосферы». Его статья вышла под характерным заголовком: «Новая Великобритания, новый ЕС и Турция».

Вместе с тем, осознание невозможности вступления Турции в Евросоюз не только не отбрасывается, но и, напротив, особо подчёркивается представителями турецкого журналистского и экспертного сообщества. «Опросы показывают, что большинство турок осознаёт, что их страна не будет принята в ЕС», — напоминает колумнист Al Monitor Семих Йедыз в аналитическом материале под заголовком «Отношения Турция-ЕС в предсмертных схватках». Крайне низкую вероятность присоединения Турции к европейской интеграции не без иронических ноток даёт и журналист Мурад Йеткин: «Турция — член НАТО и всё ещё («миссия невыполнима» -иронически отмечает автор) кандидат на вступление в ЕС».

Любопытно, что в представленных материалах итоги BrЕxit для турецкого руководства оцениваются в целом однозначно: выход Великобритании из ЕС лишь усилит международные позиции Эрдогана, который сможет играть на разнице потенциалов и интересов во внешней политике. «Неудивительно, что BrЕxit, кажется, осчастливил наших правителей» — резюмировал журналист Мустафа Акёл. Его коллега Мурад Йеткин конкретизирует: «Эрдоган и Партия справедливости и развития разглядели для себя новые возможности в связи с тем обстоятельством, что ЕС очевидно ослаблен BrЕxit. Политический вес Турции мог бы усилиться в региональной политике благодаря BrЕxit». Эксперт AL Monitor Семих Йедыз также обратил внимание на позитивную для президента Эрдогана сторону британского референдума: «Происходящее облегчит игру Эрдогана, у которого появится лишний повод критиковать ЕС за непоследовательность и двойные стандарты».

Логичным выглядит следующее заключение: итоги британского референдума могут быть хорошей новостью, скорее, для президента Эрдогана, а его противоречивые речи в отношении ЕС звучат лишь для отвода глаз Брюсселя, который он будет продолжать пытаться использовать в своих играх.

Источник: www.kavkazgeoclub.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Эрдоган играет в BrЕxit"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.