Роберт Мейсон: Основы египетского и саудовского влияния не особо изменились

Долгое время Египет позиционировал себя как лидер арабского мира. И этому были вполне реальные причины. Однако в последние годы в экспертной среде и в СМИ можно встретить мнения, что Египет уступает лидерство Саудовской Аравии, некоторые даже утверждают, что Египет попал в зависимое положение от Саудовской Аравии. С просьбой прокомментировать этот вопрос, мы обратились к доценту Американского университета в Каире Роберту Мейсону.

Как вы считаете, так ли это на самом деле? Что стоит в основе египетско-саудовских отношений, равноправное партнерство или все же один начал доминировать над другим?

Несмотря на интервенцию США в Ирак 2003 года, беспорядки, связанные с арабской весной, и падение цен на нефть, основы египетского и саудовского влияния не особо изменились. Египет по-прежнему имеет большое (и быстро растущее) население, одну из крупнейших армий в Африке и на Ближнем Востоке, гео-стратегическое значение (в первую очередь через Суэцкий канал),  религиозный авторитет Аль-Азхар, и, возможно, растущие энергетические потоки (газ и электричество) и экономические ресурсы (валютные доходы) от добыч из крупного газового месторождения Зохр. Саудовская Аравия и другие государства Совета сотрудничества стран Залива (ССЗ), за вычетом Катара, стали играть центральную роль в политической экономии Египта. Будут ли эти отношения представлять собой продолжение связей или долгосрочную экономическую зависимость Египта от государств ССЗ и ослабление своего собственного статуса силы во многом зависит от решений, принимаемых в Каире. В настоящее время есть признание того, что падение цен на нефть подорвало предпочтение Египта получать помощь и займы от Персидского залива вместо международных финансовых институтов. Первоначальный договор займа в размере $ 12 млрд. теперь достигнуто с МВФ (при условии, что Египет найдет еще $ 6 млрд. внешнего финансирования), вероятно, от стран Персидского залива, Всемирного банка и Африканского банка развития. Кредиты МВФ были обеспечены и прежде, в частности в 1977 году, но реформы, такие как сокращение субсидированных продовольственных товаров, сделали их политически неустойчивыми. Цель кредита заключается в поддержке валютных резервов, во владении Центрального банка Египта, но это вряд ли положительно скажется на безработице среди молодежи, увеличении числа жилищ для лиц с низким уровнем дохода, или улучшении уровня бедности в целом. США является крупнейшим членом МВФ, и наряду с продажами многомиллиардного оружия в Египет, сделает США все более важным союзником Египта. Интересы США, такие как сотрудничество в области борьбы с терроризмом, обмен разведывательной информацией и Кэмп-Дэвидские соглашения обеспечивают прочное партнерство, но оно не относится к числу преобразовательных.  Поэтому египетская независимость, политическая стабильность и ресурсы мягкой власти зависят от принятия египетским правительством более широкого и устойчивого подход к экономическому развитию путем реализации ряда программ структурной перестройки. Высокие государственные расходы во время начала арабской весны и крах цен на нефть уже стимулировали Саудовскую Аравию предпринять важные экономические инициативы и реформы, включая меры по повышению эффективности и диверсификации, например в возобновляемые источники энергии, которое коллективно окрестили “Саудовское Видение 2030″. Королевство недавно привлекло инвестиции в размере 3 миллиардов долларов от General Electric в ряд отраслей промышленности. Дальнейшие инвестиции в водные ресурсы, энергетику, авиацию и в цифровые проекты могут последовать. Экономическая картина, поэтому сильно отличается. Внешняя политика является областью конвергенции: Саудовское военное участие в Йемене с 2015 года получило дипломатическую поддержку Египта и оба государства тесно сотрудничают и развивают схожие позиции по вопросам, представляющим интерес. Это отличается от египетско — саудовской прокси-войны в Йемене в 1962-1967 годах, во многом благодаря гибели панарабизма. И наконец, учитывая предпочтения администрации Обамы начать принимать участие на Ближнем Востоке на более многосторонней основе, региональная конкуренция вряд ли уменьшится. Хотя все это может быть урегулировано между суннитскими государствами со схожими интересами, важно чтобы такие партнерства предпринимались для решения более широких и глубоких раздоров, которые выделяют этот регион, как являющегося особенно склонным к конфликтам.

Twitter @Dr_Robert_Mason

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Роберт Мейсон: Основы египетского и саудовского влияния не особо изменились"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.