Россия, Турция и Иран — иллюзия, а не альянс

Вступление турецких войск на север Сирии ускорило складывание в регионе совершенно новой ситуации. Визит президента Эрдогана в Россию значительно улучшил двусторонние отношения с Россией, находившиеся на тот момент в критическом положении. После него появилось много аналитики на тему серьезного сдвига в международных отношениях на пути создания российско-турецко-иранского альянса. Предположения подкреплял и запуск российских истребителей с иранской база Хамадан для поражения целей в Сирии. Иран впервые за долгие десятилетия позволил иностранному государству воспользоваться своей территорией для проведения подобных действий. Авторы подобной аналитики наполнены иллюзиями, основанными на турецкой позиции в сирийском конфликте: по их мнению, Россия готова отложить разговор о положении сирийского президента и создать «правительство национального единства» в соответствии с интересами стран этого треугольника.

В теории этот треугольник уже включает в себя две крупных региональных державы Ближнего Востока, поэтому третье государство — опять же теоретически — может быть лишним и будет лишь стремиться навязывать свои желания другим государствам региона — это же касается и Соединенных Штатов. Но дело даже не в этой абстрактной форме. Просто противоречий между этим тремя странами гораздо больше, чем их непосредственных интересов. Не забывайте, что теория «пяти морей», которая была распространена незадолго до событий «арабской весны», заключалась в том, что Сирия будет ключевой точкой в противостоянии стран из разных регионов мира, включающих в себя моря, проливы и океаны, а также удивительным образом отрицающих настоящую власть в регионе и сочетающих глубокие противоречия. Структурные противоречия не позволяют воплотить в жизнь «теорию пяти морей» и проект «российско-турецко-иранского треугольника», где история и география играют решающую роль в формировании различных ориентиров.

Географическая близость России к Турции и Ирану делает Москву первым источником угрозы как для Тегерана, так и для Анкары. В то же время этот же географический аспект парадоксальным образом играет положительную роль в улучшении отношений Вашингтона с Анкарой и Тегераном — просто потому что географическое положение исключает возможность американской военной угрозы, это не связано ни с каким идеологическими соображениями. История демонстрировала, как три страны предполагаемого треугольника постоянно воевали друг с другом на протяжении веков, что опять же не способствует формированию настоящего альянса.

Иран в противостоянии России

Иран исторически был непримиримым противником России, как, впрочем, и другие стороны этого иллюзорного треугольника — царская Россия и Османская империя. После столетий войн между этими странами, а именно в конце Второй мировой войны, Советский Союз не торопился выводить войска из северного Ирана. Произошло это только благодаря американскому давлению и интересам США в этой стране. Далее отношения между Вашингтоном и Тегераном уверенно развивались на протяжении почти трех десятилетий, до тех пор, пока не произошла революция (имеется в виду Исламская революция 1979 года — прим. пер.). После этого американо-иранские отношения рухнули до беспрецедентного уровня. Согласно лозунгам революции Америка стала «Великим Сатаной». Однако Вашингтон не был единственным противником. Появился также и лозунг относительно России: «Ни Запад, ни Восток — только исламская революция!» Возможно, ядерная сделка Ирана с Западом — это попытка режима духовного управления найти некий рациональный путь, так как продолжающийся антиамериканизм бьет, прежде всего, по экономическим и политическим интересам Ирана. А вывод американских войск ставит под угрозу весь баланс в регионе, несмотря на то, что освобождается пространство для распространения влияния для региональных держав. Это вовсе не означает, что иранский режим действует на руку американцам или нуждается в них, скорее дело в том, что географическая близость России, над которой довлеет горький исторический опыт, лишь усугубляет проблему выхода американцев из региона.

Турция в противостоянии России

С другой стороны, Турция не позволила России воспользоваться своей военной базой Инджирлик, о чем Москва заявила после встречи президентов Путина и Эрдогана: турки знают пределы своих возможностей для маневра. Инджирлик — это база НАТО, там хранится современное оружие, поэтому в этом вопросе не могло быть никаких компромиссов. Турецкие войска зашли на территорию Сирии, чтобы предотвратить появление автономной курдской области на турецкой границе — Эрдоган приезжал туда спустя несколько часов после встречи с вице-президентом США Байденом. И, конечно же, улучшение российско-турецких отношений не помешало Эрдогану продолжать свою антиасадовскую риторику, вопреки позициям Москвы.

Турецкий и иранский режим значительно отличаются, но у них есть один общий знаменатель: страх географической близости России. Исторически Россия угрожала Османской империи на Черном море, царская Россия не боялась заявлять свои претензии на контроль над Босфором для того, чтобы обеспечить свободный выход российских кораблей в Средиземное море и далее в международные воды. Конкуренция за влияние на Кавказе и Балканах подготовила почву для недоверия между Россией и Турцией.

Вывод

Россия никуда не исчезнет с карты, поэтому Турция и Иран должны будут найти противовес России без возобновления вражды с ней. Несмотря на относительное снижение американского потенциала в современной системе международных отношений, США до сих пор уравновешивают Россию в ее противостоянии с Ираном и Турцией по историческим, географическим и геополитическим причинам. Отношения между Москвой, Анкарой и Тегераном последовательно улучшаются, однако это не отрицает наличие глубоких структурных противоречий, которые нельзя решить посредством визитов глав республик друг к другу!

Источник: inosmi.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Россия, Турция и Иран — иллюзия, а не альянс"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.