Апрельское вторжение 1920 года, падение первой республики

Последние месяцы существования АДР сопровождались серьёзным обострением её положения, как на международной арене, так и острым военно-политическим кризисом, разразившимся внутри республики. Стремительный успех Красной Армии в борьбе с Деникиным и дальнейшее отступление его войск на Юг (к Ростову-на-Дону) стало причиной усиления дипломатического давления руководства России на Азербайджан. 2 Января 1920 года НАРКОМ иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерин направил правительству Азербайджана ноту с предложением «о заключении военного соглашения между обоими военными командованиями, имеющих целью ускорить добивания белогвардейской армии юга России»(1). Для Азербайджана это фактически означало вступление в войну против Деникина. Предложение Чичерина глава МИД АДР Ф. Х. Хойский в своей ноте от 14 января оценил как «вторжение в сферу борьбы русского народа в деле устроения им своей внутренней жизни», но также заявил о готовности «установить между азербайджанским и русским народами добрососедские отношения»(2)
С другой стороны такое положение дел сыграло на руку азербайджанским политикам. Продвижение большевиков в сторону Кавказа и боязнь Антанты относительно их вступления в союз с Турками, привело к тому, что 11 Января 1920 года Верховный совет Антанты в Версале (По инициативе Великобритании) решил признать правительство Азербайджана на уровне де-факто(3). Следующий вопрос, стоявший, на повестке был вопрос об обеспечении безопасности и организации обороны Азербайджана. Итогом длительных переговоров между членами стран Антанты, в которых азербайджанская делегация также принимала участие, стало решение принятое верховным советом Антанты от 19 января 1920 года, принятое в противовес мнению ряда военных экспертов, которые настаивали на отправке в Грузию и Азербайджан не только вооружения, но и солдат, Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, не желавший сталкиваться с большевиками на прямую «Счёл необходимым срочно оказать помощь республикам Закавказья в виде вооружений, снаряжения и обмундирования. Что же касается посылки армии в Азербайджан и Грузию, он признал невозможность этого шага. Он считал, что кавказским республикам следует укреплять свою обороноспособность и особенно обороноспособность Баку за счет собственных вооруженных сил»(4).
Главным условием для скорейшей поставки вооружения Закавказским республикам, было разрешение территориальных споров между Грузией, Арменией и Азербайджаном (Батумский вопрос, вопрос об армяно-азербайджанской, армяно-турецкой границе ид), который тормозил процесс предоставления обещанной союзниками помощи. Они однозначно указывали на то, что «республикам Закавказья только в том случае может быть оказана помощь, когда между ними воцарятся крепкий мир и взаимопонимание»(5). Консенсус между Закавказскими республиками по выше перечисленным вопросам так и не был достигнут. Это явилось одним из факторов ускоривших падение АДР.
000281Тем временем, 23 Января 1920 года, уже после фактического признания Азербайджана, МИД АДР получает следующую ноту Чичерина, где он указывал на что «его нота не встретила никакого отклика со стороны правительства»(6), на что глава МИД АДР Ф. Х. Хойский в своей ответной ноте от 1 февраля заявил, что «установление отношений может произойти лишь на основе суверенности обоих сторон»(7), настаивая тем самым на признании независимости Азербайджана. Активную дипломатическую деятельность России в те дни можно объяснить наличием у неё политических и экономических интересов в Азербайджане. Если политическим интересом большевиков было установление советской власти на Южном Кавказе и его дальнейшее продвижение на Восток, то экономический определялся желанием поставить под свой контроль Бакинскую нефть с целью оживить послевоенную экономику советского государства. Подтверждением этого может служить телеграмма Ленина от 17 марта 1920 года «Взять Баку нам крайне, крайне необходимо. Все усилия направьте на это.. »(8). Справедливости ради стоит сказать, что нефтяной фактор играл ключевую роль не только в политике России, но и других государств находившихся во внешних сношениях с Азербайджаном. Азербайджанское правительство пыталось по максимуму использовать это обстоятельство, желая приобрести необходимое для себя вооружение и товары(9). Желание добиться признания со стороны России диктовалось прежде всего стремлением Азербайджанского правительства наладить тогрово-экономические отношения с ней, что в свою очередь имело очень важное значение для оживления нефтяной промышленности Азербайджана, упадок которой привёл к развитию экономического кризиса в стране.
Серьёзным внешнеполитическим ударом усложнившим положение в Азербайджане стало, лишение поддержки Британцев в борьбе с большевиками. В начале марта добившись согласия большевиков, не вступать союз с младотурками (было денонсировано соглашение, заключённое с организацией «Каракол» в январе 1920 года), британцы пообещали не вмешиваться в политику большевиков на Кавказе (также было положено начало торгово-экономическим взаимоотношениям с советской Россией)(10).
Внутриполитическая ситуация в Азербайджане тоже продолжала накаляться. В марте 1920 года в Карабахе вспыхнуло Армянское восстание(11). С целью захватить Аскеран, Шушу и Ханкенди, чтобы в дальнейшем соединиться с армянами Зангезура. Для предотвращения этой попытки правительство Азербайджана для поддержания боеспособности частей национальной армии, было вынуждено перебросить дополнительные силы в западном направлении (вместе с Карабахом боевые действия шли также в Гянджинском, Газахском, Товузском направлениях). Несмотря на успехи национальной армии в Карабахе, правительство понимало, что у него не хватит сил одновременно бороться и с армянами и с большевиками, поэтому была предпринята попытка, путём переговоров остановить боевые действия, но переговоры, состоявшиеся в Тифлисе не принесли, никаких результатов(12). За этой ситуацией пристально следили большевики, пользуясь моментом, они начали концентрировать свои войска на Азербайджанской границе. Об этом в своей ноте Чичерину, от 15 апреля писал Ф. Х. Хойский «наблюдается концентрация значительных войсковых сил Российского Советского правительства в Дербентском районе, у границ Азербайджанской Республики.. »(13). 21 апреля командующий Кавказским фронтом М. Н. Тухачевский, издал директиву командованию 11-й армии и Волжско-Каспийской военной флотилии о наступлении на Баку «Главные силы Азербайджана заняты на западной границе своего государства. В районе ст. Ялама — Баку, по данным разведки, имеются лишь незначительные азербайджанские силы», «Командарму 11-й армии 27 апреля сего года перейти границу Азербайджана и стремительным наступлением овладеть территорией Бакинской губернии. Операцию Ялама — Баку закончить в 5-дневный срок»(14).бронепоезд
Угроза советской интервенции, явилась причиной усиления правительственного кризиса, что в конечном итоге привело к его падению. Заявления Хойского и его сторонников о проведении радикального курса во внутренней политике, роспуске парламента и наделении правительства чрезвычайными полномочиями, встречало сопротивление сторонников мягкого курса по отношению к советам (в лице партии Иттихад, Адалет, Социалистов, и Эхрар), во главе с М. Г. Гаджинским. Получивший мандат на формирование нового правительства Гаджинский не только затягивал его формирование, но пытался путём переговоров привлечь членов коммунистической партии Азербайджана в ряды нового правительства(15). Но они не только не думали о принятии этого предложения, а напротив активно вооружались и координировали свои действия с большевиками.(16)
Злую шутку с Азербайджаном сыграла набирающая в Анатолии обороты освободительная борьба турецких националистов (Кемалисты), которые были в тяжёлом положении, и нуждались в серьёзной материальной и военной поддержке. Это склонило их к союзу с большевиками. В своём письме Ленину от 26 апреля 1920 года Мустафа Кемаль Ататюрк, обязывался «заставить Азербайджанскую Республику войти в круг советского государства»(17). Взамен этого он требовал оказания «помощи 5 миллионов турецких лир золотом а также оружие и боеприпасы.. »(18). Тем самым у большевиков (вопреки секретной военной конвенции об оказании военной помощи, в случаии нападения, подписанной с турками 15 апреля 1920 года) под предлогом помощи туркам в Анатолии появился формальный повод для вторжения в Азербайджан.
Грузия, которая рассматривалась правительством Азербайджана в качестве естественного союзника в борьбе против большевиков, с которой у него был заключен военный союз ещё летом 1919 года, тоже не оказала ожидаемой помощи. Пойдя на сговор с большевиками, грузинские политики заключили с ними договор о сотруднечестве, взамен признания их независимости со стороны России(19). Уместным будет подчеркнуть, что эта идея не была новой для грузинских политиков. Такие заявления имели место и во время их переговоров с Антантой(20).
Таким образом, лишившись как внутренней, так и внешней протекции, государство, созданное тяжёлыми усилиями азербайджанской интеллигенции, оказалась перед неизбежной угрозой оккупации. В апреле 1920 года план по захвату Азербайджана вступил в свою завершающую стадию.
Утром 27 апреля вооруженные отряды коммунистов начали занимать важнейшие объекты в Баку, железнодорожный вокзал, почту, телеграф, радиостанцию, полицейские участки, крупные нефтепромысла и промышленные предприятия, военный и торговые порты и т. д. Были выведены из строя телефонная и телеграфная связь между Баку, северной границей и Гянджой(21). Элитный полицейский полк «Ярдым алайы», (резервный полк в составе пятитысячного Бакинского гарнизона, находившейся под влиянием большевиков, бездествие гарнизона в значительной степени облегчило захват Баку) на который была возложена задача охраны парламента и других государственных учреждений, состоявший исключительно из турок тоже перешел на сторону большевиков(22). Благодаря турецким солдатам был арестован военный губернатор города генерал М. Г. Тлехас(23). Парралельно в этот же день 27 апреля в 00 часов 05 минут, бронепоезд «III Интернационал» (в котором находились А. Микоян, Г. Джабиев и Г. Мусабеков), прошел Самурский мост и, преодолевая сопротивление немногочисленных частей азербайджанской армии, устремился на Баку. Попытки остановить продвижение бронепоезда сначала у станции Ялама, а потом у станции Худат, Хачмас, Хырдалан не увенчались успехом. В 11 часов вечера 27 апреля станция Баладжары была занята. В четыре часа утра бронепоезд «III Интернационал» прибыл на станцию Баку (24). 16.00 русские войска, ЦК АКП (б) и Бакинское бюро Кавказского краевого комитета предъявили азербайджанскому парламенту ультиматум о сдаче власти. Такой же ультиматум за подписью командующего Красным флотом Азербайджана (состоявший из про большевитски настроенных матросов) был предъявлен правительству и парламенту Азербайджана Чингизом Ильдрымом(25). В своём выступлении на чрезвычайном заседании парламента М. Э. Расулзаде так охарактеризовал этот ультиматум «Прикрываясь идеей помощи Анатолии, эта оккупационная армия пришла и уже никогда не выйдет отсюда. Принимать этот ультиматум и сдаться большевикам нет никакой необходимости. Мы с отвращением отвергаем ультиматум» Несмотря на протесты М.Э. Расулзаде и Шафи-бека Рустамбекова, парламент в 23.00 принял решение о мирной передаче власти большевикам(26). Военный революционный комитет созданный 28 апреля 1920 года под председательством Н. Нариманова провозгласил Азербайджан Советской Республикой, а на следующий день этот же орган в своём оффициальном радио обращении, обратился за военной помощью к РСФСР(27). 30 апреля в город вступили основные части XI Армии. В ходе продвижения их, активное содействие им оказывала группа турецких офицеров во главе с Халил — пашой, которая вела агитацию среди местного населения, призывая не оказывать сопротивления Красной Армии(28).
Руководство России сумело воплотить в жизнь свою главную стратегическую цель в Азербайджане. 29 апреля 1920 года Ленин в своей речи на Всероссийском съезде рабочих стеклофарфорового производства отметил «Вчера же нами была получена весть из Баку, которая указывает, что положение Советской России направляется к лучшему; мы знаем, что наша промышленность стоит без топлива, и вот мы получили весть, что Бакинский пролетариат взял власть в свои руки и сверг азербайджанское правительство. Это означает, что мы имеем теперь такую экономическую базу, которая может оживить всю нашу промышленность»(29).
Столь быстрое и почти бескровное введение советских войск в Баку стало результатом хорошо продуманной внешнеполитической деятельности Российского руководства, которой удалось нейтрализовать внешних союзников Азербайджана. Немало важную роль сыграла внутренняя смута охватившая Азербайджан в результате армянского восстания в Карабахе и позиция большинства политических партий Азербайджана по отношению к России. Отсутствие национального самосознания среди широких слоёв населения, также было отягощающим обстоятельством для сторонников независимости Азербайджана. Учитывая ограниченность ресурсов национальной интеллигенции для ведения борьбы за независимость, можно сказать, что потеря возможности лавировать между глобальными и региональными акторами международной политики за счёт имеющихся между ними противоречий и их попадание в состояние абсолютной внешней и внутренней изоляции, сделало возможным оккупацию Азербайджана со стороны Советской России.

Автор: Фарид Мургузов

Использованные источники:
1) Радиотелеграмма народного комиссара по иностранным делам Г. Чичерина Министерству иностранных дел и азербайджанскому народу. 06.01.1920 г. // ГА АР, ф. 897, оп. 1, д. 86, л. 1.
2) Радиограмма министра иностранных дел Азербайджанской Республики Ф.Х. Хойского народному комиссару по иностранным делам Советской России. Январь 1920 г. // ГА АР, ф. 970, оп. 1, д. 112, л. 7.
3) Русская революция и Азербайджан: Трудный путь к независимости (1917–1920): монография / Дж.П. Гасанлы. – М.: Флинта, 2011. (Стр. 526)
4) Там же (Стр. 540)
5) Там же (Стр. 578)
6) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 117)
7) Там же (Стр. 117)
8) Телеграмма В.И. Ленина Г.К. Орджоникидзе о необходимости взятия Баку и соблюдении осторожности в подготовке наступления. 17.03.1920 г. // РГАСПИ, ф. 85, оп. 13, д. 1, л. 1.
9) Русская революция и Азербайджан: Трудный путь к независимости (1917–1920): монография / Дж.П. Гасанлы. – М.: Флинта, 2011. (Стр. 552-553)
10) Там же (Стр. 590-591)
11) Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия. (Документы и материалы) — Баку, издательство «Азербайджан», 1998. (Стр. 274)
12) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 119)
13) Там же (Стр. 119)
14) Широкорад А. Б. Великая речная война. 1918–1920 годы / А. Б. Широкорад. — М.: Вече, 2006. (Стр. 232)
15) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 116-119)
16) Там же (Стр. 119)
17) Послание М. Кемала советскому правительству. 26.04.1920 г. // АВП РФ, ф. 04, оп. 51, п. 321а, д. 54868, л. 1.
18) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 120)
19) Русская революция и Азербайджан: Трудный путь к независимости (1917–1920): монография / Дж.П. Гасанлы. – М.: Флинта, 2011. (Стр. 582)
20) Там же (Стр. 536)
21) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 120)
22) Балаев А. Мамед Эмин Расулзаде (1884–1955). М.: Флинта, 2009 (Стр. 201-202)
23) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 120)
24) Азербайджанская Демократическая Республика. Баку: «Елм», 1998, (Стр. 122)
25) Русская революция и Азербайджан: Трудный путь к независимости (1917–1920): монография / Дж.П. Гасанлы. – М.: Флинта, 2011. (Стр. 596)
26) Там же (Стр. 597-598)
27) Парвин ДАРАБАДИ. Военно-политическая история Азербайджана (1917-1920 годы), Баку 2013 (Стр. 255-256)
28) Дарабади П. Бакинская операция XI Армии, Известия АН / Серия История, философия, право, 1992, №» 5, с. 34
29) Русская революция и Азербайджан: Трудный путь к независимости (1917–1920): монография / Дж.П. Гасанлы. – М.: Флинта, 2011. (Стр. 600)

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Апрельское вторжение 1920 года, падение первой республики"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.