Сможет ли Китай заменить США на Ближнем Востоке?

Азербайджанский информационный портал 1news.az опубликовал аналитическую статью, руководителя проекта «Большой Ближний Восток» Али Гаджизаде.

Некоторые эксперты полагают, что эпоха владычества США на Ближнем Востоке бесповоротно прошла, и место Вашингтона медленно, но верно занимает Китай, как некогда США перехватили пальму первенства у Великобритании.

Стоит отметить, что активное проникновение США в регион началось еще с 1940-х годов прошлого века. Одним из первых американских союзников в регионе стала Саудовская Аравия, где в 1946 году открылась база американских ВВС.  В последующие годы американское присутствие на Ближнем Востоке только крепло. В стане американских союзников на Ближнем Востоке успели побывать такие страны региона, как Турция, Иран, Иордания, Израиль, Египет, Саудовская Аравия. Вступление Турции в НАТО на многие годы сделало эту страну одним из ключевых союзников Вашингтона в регионе. Падение шахского режима в Иране вывело Тегеран из-под влияние Вашингтона, но зато помогло углубить отношения с монархиями Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, этому также способствовали экспансионистские и агрессивные устремления иракского диктатора Саддама Хусейна.

Конечно, все эти годы не обошлись и без кризисов, например, в конце 1973 года арабские нефтедобывающие страны объявили нефтяное эмбарго против ряда западных стран во главе с США и против Японии. В результате чего сильно пострадала автомобилестроительная отрасль в США, а американские компании, воспользовавшись ситуацией, взвинтили цены на бензин, что в конечном итоге ударило по потребителям. Эмбарго было отменено в марте 1974 года.

На протяжении всего периода, который в современной историографии принято называть «холодной войной», присутствие США в регионе только множилось, причем речь идет не только о военном, но и об экономическом присутствии. Проникновение США на Ближний Восток продолжилось и после «холодной войны».

США удалось стать гарантом безопасности стран Персидского залива, а также важным партнером других стран региона.

Переломный момент в политике США на Ближнем Востоке наступил во время президентства Обамы. Справедливости ради стоит подчеркнуть, что Обаме досталось непростое наследство от Джорджа Буша-младшего. В первую очередь, конечно, стоит упомянуть Ирак, и хаос, в котором пребывала эта страна.

Политика администрации Обамы со временем привела, по сути, к усугублению разногласий между Вашингтоном и партнерами из Ближнего Востока. Появился ряд разногласий и разночтений с ключевой во всех отношениях страной региона — Турцией.

Затем наблюдались разногласия (из-за попыток США сблизиться с Ираном) с Израилем. Закулисный спор с Израилем стал достоянием мировой общественности, когда в марте 2015 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в обход Белого дома, не поставив в известность президента США, неожиданно прилетел в Вашингтон и выступил в Конгрессе против сделки с Ираном.

Противниками сделки между Ираном и «Шестеркой» был не только Израиль, но и ряд государств Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. По мнению ряда стран Персидского залива, повышение интереса США к Ирану, в частности, к сделке по иранской ядерной программе, сопровождалось уменьшением интереса к союзникам из Залива.

«Арабская весна», конфликты в Ираке, Сирии и Йемене, активные действия Ирана (с разным успехом) по дестабилизации ситуации в Ираке, Бахрейне, Йемене и Саудовской Аравии, а также резкое падение цен на нефть заставили монархии Персидского залива в срочном порядке пересмотреть свои внешнеполитические ориентиры. Саудовская Аравия начала активно сближаться с Китаем, Францией, Турцией. Были даже предприняты меры с целью налаживания диалога с Россией. Катар, имея на своей территории крупнейшую военную базу США, вдруг решил разместить в стране также внушительную турецкую военную базу. Бахрейн попал почти под полное политическое, экономическое и военное влияние Саудовской Аравии, ОАЭ начали более тесно сотрудничать в рамках ССАГПЗ и приняли участие в саудовской коалиции в Йемене.

Наблюдая за этой картиной, некоторые эксперты поспешили сделать выводы об окончательном уходе Вашингтона из региона и постепенном занятии Китаем позиций, некогда занимаемых США. На мой взгляд, сей вывод поспешен и весьма неоднозначен. Постараюсь объяснить почему.

Безусловно, во время президентства Обамы в регионе ослабли позиции США. Однако влияние Вашингтона все еще весьма сильно. США по-прежнему вооружают страны региона, а, как мы знаем, торговля оружием это не только бизнес, но и политика, а порой больше политика нежели бизнес. США помогают коалиции во главе с Саудовской Аравией в ее войне с йеменскими мятежниками, поддерживаемыми Ираном.

Американские корпорации по-прежнему имеют достаточно сильные позиции в регионе. Элита этих стран гораздо сильнее завязана с США (образование, лечение, недвижимость, бизнес, активы, советники) нежели с Китаем или с любой другой страной. Среди представителей элиты и среднего класса большое число людей, которые получили образование в США и отправили своих детей получать образование в США. На первый взгляд это может показаться не столь важным фактором, но при глубоком анализе, этот фактор играет далеко не последнюю роль.

Если свести вопрос восприятия Китая на уровень обычного обывателя, то найдется мало людей, которые хотели бы жить, работать или обучаться в Китае, однако есть огромное количество желающих жить, работать или получать образование в США. Даже при враждебном отношении к США определенной части общества и элит, образ США по целому ряду важных вопросов по-прежнему привлекательнее образа Китая. Смею предположить, что Китай в силу своего государственного устройства и ментальности никогда не сможет состязаться с США по притягательности образа.

Хотя и администрация Обамы ослабила хватку на Ближнем Востоке, в целом США остаются мировой сверхдержавой, обладающей колоссальными финансовыми, техническими и военными возможностями.

Что касается Китая, то, безусловно, у него есть свои преимущества перед США, они выражаются в большом количестве населения (хотя в условиях перманентного падения роста китайской экономики это может превратиться в угрозу стабильности), в экономическом и технологическом прогрессе, который наблюдается в Китае в последние 30 лет, а также в географической близости к региону по сравнению с США.

Однако, в отличие от США, Китай имеет ряд вызовов непосредственно у своих границ. В частности, все еще не решен статус Тайваня, наблюдается напряженность в отношениях с Южной Кореей, Японией, Индией и Вьетнамом.

Спорные острова в Южно-Китайском море и китайская активность вокруг этих островов вызывают все больше напряженности между Китаем и его соседями. Кроме того, имеет место весьма солидное американское военное присутствие непосредственно у берегов Китая, а Китай, естественно, лишен возможности обозначить свое военное присутствие у берегов США. Стоит также подчеркнуть, что конкуренты Китая в регионе в большинстве своем не страны третьего мира, а вполне технологически развитые государства, обладающие ядерным оружием либо технологией его создания (Южная Корея, Япония, Тайвань, Индия). Есть масса проблем в самом Китае, это и проблема Тибета, и проблема с уйгурами, а также резкий контраст в уровне развития (а, соответственно, и в уровне жизни) между прибрежными регионами и внутренними районами Китая. Коммунистическая элита становится все более привилегированной и отдаляется от народа.

Согласно данным ряда исследовательских центров, реальные показатели безработицы в Китае в разы выше, чем это декларирует официальная статистика. Называются цифры от 10% до 20%. Если даже взять низкий порог и приплюсовать замедление темпов роста экономики страны (что говорит о том, что число безработных в лучшем случае сокращаться не будет). Получается, что количество безработных в Китае равно населению России, если не больше!  Кроме того, в Китае есть несколько десятков миллионов незарегистрированных женщин и девушек (они не учитываются ни в официальной статистике по безработице, ни при подсчете численности населения).

Естественно, проблемы есть и в США, но там другие масштабы, иные механизмы решения и другая система. К тому же, в отличие от Китая, США не находятся в конфронтации и состоянии «холодной войны» со своими ближайшими соседями (Канада, Мексика). Соответственно, Вашингтон не отвлекается на конфликты с соседями и не отвлекает на это ресурсы, да и штаты не страдают от этнического сепаратизма.

В случае с Китаем наоборот, все эти факторы вкупе с остальными выступают как сдерживающими для китайской экспансии, так и подходящими инструментами давления для конкурентов, причем не только в лице США.

Исходя из всего вышесказанного, я смею предположить, что в обозримом будущем мы не станем свидетелями выдавливания США с Ближнего Востока со стороны Китая. Однако Китай, не торопясь, по-восточному, пытается и будет пытаться занять свое место под солнцем, что, безусловно, также предусматривает более активную роль на Ближнем Востоке. Стоит отметить, что эти попытки Китая связаны с целым рядом рисков, в том числе и в виде активного противодействия США.

Судя по заявления избранного президента США Дональда Трампа, он весьма скептически относится к Китаю и его новой роли в мире. Так что, полагаю, Китаю придется конкурировать с США не только за влияние на Ближнем Востоке, но и за влияние в бассейне Южно-Китайского моря, где, кстати, у США немало союзников.

Сможет ли Китай выстроить и эффективно воплотить в жизнь тактику и механизм глобального конкурирования —  большой вопрос…

Источник: www.1news.az

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Сможет ли Китай заменить США на Ближнем Востоке?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.